Первая Арх биеналле

…Была на пресс-конференции Первой архитектурной биеналле: Как жить. Сужающийся к выходу клин сначала затылков, потом – сосредоточенных неизвестных мне лиц. Между сначала и потом: профиль с соломенными волосами – прямыми, простыми, набегающими на лоб и подбородок… Нос выдает. Лара! Иду к ней, огибая телом не владеющих топографией вне объектива фотографов.

Потом на острие клина, в рамке двустворчатого проёма нарисовался Ревзин, Григорий. Бронзовый, с двойней темных всегда любопытных зрачков. Пространство зашевелилось интригой. Но он постоял и вышел. И всё опять стало спокойно.

Зато в зал протиснулся Саркисян, Ашотович. Ведомый рассекавшей столпившихся блондинкой, на ходу кивает дамам, похожим на Екатерину Деготь (но не она). В президиуме здоровается за руки с заседавшими. Сняв что-то коричневое, остается в красном: СССР! Получив слово, с напором:

– Не думал, что когда-нибудь доживу до того момента, когда наш музей, будут называть павильоном… (Это его Бычков так, который тупо смотрит в квадрат перед собой: о чём это он?)

В итоге Ашотович сообщает, что его осенило. Прямо сейчас. Покажет интерьеры «русского дома» (Лара встревоженно: деревенского? городского?), которые еще никто и никогда не видел, потому что в его запасниках такого много.

говорили и другие, но сдержанно и по делу…

и моросил дождь. И все расходились насупясь…

так и живём. А биеналле солнечная, в мае.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *