публикация в газете Завтра

КАК ЖИТЬ НЕЛЬЗЯ

Первая Московская архитектурная биеннале открылась. Программа насыщенная — аж до конца июня. Потоки людских масс, разбавленные встревоженными лицами архитекторов, в Центральном доме художника не иссякают. Движение определенно есть. Осталось выяснить — куда?

Архитекторы — народ эмоциональный. Главная архитектурная выставка страны АрхМосква всегда была под стать. Лейбл 2004 года — Тупик, когда все предаются меланхолии. 2005 — Х-файлы (загадочно улыбаются, обнажая исподнее архитектурного процесса). В 2006 — Звезды «звездят».

В прошлом году с пролонгацией на этот в кураторы выбился издатель ведущего архитектурного журнала страны «Проект Россия», идейный голландец Барт Голдхоорн, и — бац! Тема: городские пространства. У архитекторов вытянулись лица.

В этом же году им пообещали вырастить АрхМоскву до биеннале. И все радовались. Можно сказать, обнимались. И что вышло? Тема была заявлена «КАК ЖИТЬ» — самое страшное, что без какого-либо знака препинания в конце.

Традиционную некоммерческую экспозицию АрхМосквы на этот раз окрестили «Квартальный вопрос». Снова городские пространства в основном в элитных районах российской и украинской столиц. Может быть, и не все здесь элит-уровня, но буклеты по продаже говорят за себя сами. Попадись куратору в руки маркер, он бы, наверно, подписал: НЕ ТАК. В его терминологии это все равно, что Mersedes за цену Lamborghini. И далее начертил бы стрелочку: прямо и налево — в международный павильон. Здесь 15 ответов КАК НАДО. Нидерланды, Франция, Америка, Швейцария, Англия, Япония, Китай, даже Чили. Итого 12 стран. Гуманные, пластически нескучные и технологичные варианты социального жилья! Но знаете, если соорудят в Мытищах то, что представленный на выставке Аледжандро Аравена строит десятками тысяч в Африке, ничего доброго не выйдет. Наши покрасят в красный и скажут: «Хай-тек!» А хай-тек, знаете, сколько стоит?

Ведь сегодня в России архитектура — акcесcуар миллионеров. «Мы обедаем с толстосумами в шикарных ресторанах, — сказал архитектор этого года Сергей Скуратов, — а где-то параллельно существует огромное государство, для которого мы, архитекторы, не делаем ничего. Попроси меня сейчас построить дом для бедняка, я и не знаю, как это сделать. Наверно, и не смогу».

А архитектор позапрошлого года Юрий Григорян и вовсе мечтает макет из золота соорудить, и уже отливает из чуть менее дорогого муранского стекла.

В день открытия биеннале в ЦДХ устроили слушания Общественной палаты РФ. Ожидали чуть ли не самого господина Медведева, до своего президентства курировавшего нацпроект «Доступное и комфортное жилье». Но после Сталина и Никиты Сергеевича госуровень в архитектуре, известно, упал. Президент не приехал. Зато на прения неожиданно явились зодчие. Я, например, сидела в 13 ряду, справа от меня через пару персон сидел архитектор прошлого года Сергей Киселев, слева — герой нынешнего Сергей Скуратов. Слушали доклады о жилье — недоступном! фу, некомфортном! «Все равно, что «Жигули» по цене “Mersedes”, — кивал Голдхоорн.

Критик из Сибири Александр Ложкин заступился: «Перед архитектором сейчас вообще не ставится задача проектировать комфорт, лишь — извлекать максимум кв. м!» Новые квартиры — «застывшее бабло», воздухохраны. Не только в Москве, во всех городах-миллионниках.

«А архитекторы, — не выдержал тогда ведущий дискуссии главред журнала «Эксперт», член Общественной палаты Валерий Фадеев, — рэкетиры!» (Cобрался себе строить дом, как вдруг узнал размер гонорара архитектору). «Они все с телохранителями ходят!» — уличал он. Скуратов встал и пошел. И все увидели — без охраны. В одиночестве удалился и Киселев. Серые господа с напряженными шеями шныряли больше по-соседству.

В здании Третьяковки на Крымском валу в рамках также включенного в состав биеннале фестиваля «Под крышей дома» выставляли освеженный Генплан Москвы. «Новый Генплан не учитывает существующую систему финансирования строительства — широкоплечих ребят с большими чемоданами денег, которые захватывают участки в центре», — заметил архитектор Евгений Асс.

Москва сегодня самый буржуазный город мира. Здесь вращается порядка 80% средств огромной страны. Ни в каком другом мегаполисе нет такой мощной сцепки власти и капитала. Оттого-то, несмотря на эти «раковые» инвестиции, архитектура первопрестольной весьма провинциальна.

И это при том, что Москва — единственный растущий город страны. Остальные в редком случае стабильны, в основном — съеживаются, чему посвящена трогательная выставка исследовательского проекта «Убывающие города». Есть, например, такой в Ивановской области — Южа. Здесь самый высокий в России уровень безработицы — 39%. На месте бывших газонов — огороды. Центральная газета до сих пор называется «Светлый путь». И все, кто еще не уехал, мечтают уехать в Москву и обзавестись там квартирой. Человек в ключах (см. на снимке) — страшная метафора гуманоида, испорченного этим самым вопросом, провожает нас у выхода с экспозиции.

 

Фоторепортаж с Первой московской архитектурной биеннале

См. Фоторепортаж с Первой московской архитектурной биеннале

Вторая статья про Первую московскую архитектурную биеннале И ЖИТЬ — ХОЧЕТСЯ!

Еще статья про Московскую биеннале КАК ЖИТЬ ЧЕРЕЗ 5, 50, 500 ЛЕТ? в ЦИХ juornal.

Здесь есть даже мой собственный архитектурный проект, шутливо «Русская улыбка сэру Норману Фостеру». Здесь в блоге, как он создавался КУВЫРОК-АРХИТЕКТУРА.

Статья с Венецианской архитектурной биеннале МАКЕТ НА КОЛЁСИКАХ

См. также Фоторепортаж с Венецианской архитектурной биеннале.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *