Мечта-река

Мечта-река — моя статья на ЭКЕ

Учебная мастерская Юрия Григоряна и Александры Павловой представила градостроительное исследование «Green river» (Зеленая река).

[image]

Авторы: Сергей Неботов, Даниил Никишин, Елена Угловская, Татьяна Корниенко, Айк Навасардян, Алексей Санду, Александра Коптелова, Ксения Васильева, Константин Лагутин.

В тексте: как профессор Евгений Асс сетовал на элитные особняки от студентов. Чем, по мнению председателя СА России Андрея Бокова, никогда не будут заниматься здравые столичные архитекторы, а студенты Юрия Григоряна и Александры Павловой стали. (Их руководитель, кстати, когда-то на обсуждении в Мастерской экспериментального проектирования Евгения Асса призывал к красивым «безумным идеям»). Дефицитный ресурс московского архпроцесса. Из чего вышла постперестроечная архитектура Москвы? И какие у нее рудименты? Интравертность ранних построек «Проекта Меганом»: вилла «Остоженка» (первый подземный частный дом в центре Москвы) и др. и экстравертность последних: прозрачный офисный комплекс «Эфир», «Московский дом театра на Таганке» с 20-метровым окном-экраном. Но у студентов интервенция общегородского размаха: парковый коридор через всю столицу + запуск общегородского механизма дезурбанистической мутации.

[image]

Как студенты Юрия Григоряна и Александры Павловой оспорили заветы Екатерина II, коим следуют российские урбанисты до сих пор. И какая новая социальность следует из нового этикета пространства.

[image]

Альтернатива дачному дублю города — чисто российскому ноу-хау. Счастье москвичей-аборигенов.

[image]

Фирменный знак «Проекта Меганом» — объединение противоположностей — здесь иллюстрируется сопряжением концепций-антиподов: НЭРа и экстрем Леонида Павлова.

У одного из авторов «Нового элемента расселения» профессора МАрхИ Ильи Лежавы в годы студенчества учился Юрий Григорян. [Мне Дмитрий Долгой, помню, рассказывал и ещё какая-то присказка про что-то типа «прибежала, налажала, убежала». И ещё про то, как их группу отправляли на стажировку в США, и к ним Григорян пробрался, хотя его параллельную никто туда отправлять не собирался].

Леонид Павлов — отец Александры Павловой.

Так, НЭР провозглашает мерой городского пространства — человека. А одна из «экстрем» Леонида Павлова гласит: «Архитектура не масштабна. Архитектура призвана служить обществу, а не отдельному человеку. Нет никакой необходимости искать единого масштаба сооружений и соотносить его с человеком, как физической единицей. Архитектура измеряется не человеком, а требованиями общественного развития. Она стремится к полной независимости от масштаба, так как масштаб сковывает ее возможность удовлетворять общественные нужды».

[image]

Для градостроительной поэтики НЭРа централен принцип «прерывности развития» городской ткани. А главный мечтатель советского модернизма Павлов утверждает: «Архитектура не конечна. Архитектура, безусловно, бесконечна. Она стремится в пределе, к единству всей жизненной среды, в которой существует человек, охватывая все проблемы — от отдельного дома до градостроительства и расселения. Архитектура нигде не начинается и нигде не кончается. У нее, как и у части бесконечности не должно быть начала и конца, середины и края, низа и верха, бесконечна она и во времени. Архитектура стремится к бесконечности максимум и к бесконечности минимум».

[image]

И как всё это дело предсказал в своей концепции «Антикондиционализм» сотрудник «Проекта Меганом» архитектор Семен Расторгуев. [Сам уже смеётся: Я у тебя уже там как «кремлевский мечтатель».]

[image] [image]

И наконец, концептуальный исток от Александра Бродского: его образ: Москва как нефтеносное поле. В ней пытаются пробурить как можно больше скважин и выкачать из территории все, что можно. Защитники же города выглядят жалкими ботаниками, лепечущими про ценную травку, когда сзади уже ставят буровые установки.

[image]

«Green river» — также как студенческий проект учебной мастерской Юрия Григоряна и Александры Павловой называется крупнейшее в мире месторождение нетрадиционной нефти в штатах Колорадо, Вайоминг и Юта (США). Нетрадиционной называется нефть, которая не фонтанирует непосредственно из скважины, а извлекается из нефтесодержащих веществ, что также ведет к оздоровлению и регенерации территорий. Это то же «черное золото», только технология его добычи —другая, более вдумчивая и бережливая и т.д.

[image]

Мечта-река — это, правда, моё название, слишком поэтичным, что ли, показалось, Лара его в «Москва. Будущее. Одичание» переделала. Моих расслабленных на побережье родного юга сил не хватило, чтобы опротестовать.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *