Архив метки: Авангард

Архитектурный конкурс «ПАВИЛЬОН ВРЕМЕНИ»

КОНКУРС ВЫСТАВОЧНОЙ АРХИТЕКТУРЫ «ПАВИЛЬОН ВРЕМЕНИ»

В рамках проекта «Мой Мельников» в галерее ВХУТЕМАС с 6 августа по 13 сентября.

НЛК Домостроение и галерея ВХУТЕМАС при поддержке Международной выставочной компании «MVK» объявляют  архитектурный конкурс на разработку выставочного павильона из дерева. В основе концепции новаторство в сфере временной архитектуры лежит трактовка наследия  Константина Мельникова, получившего мировую популярность благодаря выставочным объектам: знаменитый павильон «Махорка» — 1923 г., павильон СССР  в Париже – 1925г. –  являющихся иконами авангардной архитектуры, сформировавшими образ начала XX века.

В качестве темы конкурса мы выбрали направление трансформации пространства — отдых и созидание.  Читать далее

Арх Москва 2013 — краткий фоторепортаж

Арх Москва 2013 Так бы выглядели залы ЦДХ в этом году, если оставить в них только архитектурную составляющую

Фойе ЦДХ — кафе |  Внутренний двор ЦДХ |  Выставка «С городом на ты» |  Фестиваль «Социальная Революция» на АрхМоскве |  Экспозиция Speech | Чобан — Кузнецов: вид сверху | Вход в AD |  80% Арх Москвы: свет, интерьер, отделка e.t.c.  | Архитектура на 3 этаже  |  Цветной / Проект Меганом |  Садовые кварталы |  Дельталайт и Авангард | Никита Колбовский «Шторм» |  Пётр Сарифулин «ДК Юность» / экспозиция «Лучший молодой архитектор России» |  Артём Китаев «Руж» | Уголок архитектора, Citizenstudio |  Выставка дипломных проектов Archiprix |  Так бы выглядели залы ЦДХ, если оставить в них только архитектурную составляющую |   Полуостров ЗИЛ: макет |  Люди и макеты |  Экспозиция Interni |  Экспозиция Архивуд

Конференция ACSA 2012: Изменения: архитектура, образование, практика

Конференция ACSA 2012

Изменения: архитектура, образование, практика

20-23 июня 2012 | Барселона, Испания

Сопредседатели: Ксавьер Коста, Северо-Восточный университет + Марта Торн, IE

Обзор

Первый Международная конференция ACSA с 2005 года уделит основное внимание школам и интеллектуальному лидерству: как мы переходим к новым экономическим сценариям и профессиональной культуре в архитектуре по всему миру.

Со времен Гераклита сказано: «единственная постоянная вещь — это изменения», мы пытаемся разобраться в нашем меняющемся мире. Можно утверждать, что архитектура как в академической, так и в профессиональной сферах испытывает давление, как никогда раньше, которое меняется из-за нескольких факторов. Эти факторы включают глобализацию, расширение функций и технологий, быструю урбанизацию, новую энергетическую политику, и регулирующие органы, и многие другие. Какие силы давления оказываются на наши академические институты и где они берутся? Мы все еще преподаём, основываясь на современной архитектурной практике, или мы хотим, чтобы практика менялась в будущем?

2012 ACSA Conference: CHANGE, Architecture, Education, Practices 

2012 ACSA International Conference

CHANGE, Architecture, Education, Practices

June 20-23, 2012 | Barcelona, Spain

Co-chairs: Xavier Costa, Northeastern University + Martha Thorne, IE

 

Overview

The first ACSA International Conference since 2005 will focus on schools and intellectual leadership as we transition to new economic scenarios and professional cultures in architecture worldwide.

From the time of Heraclitus’ saying, «The only thing constant is change itself», we have sought to make sense of our changing world. It can be argued that architecture in both the academic and professional realms is experiencing pressures as never before, and is shifting due to multiple factors. These forces include globalization, the expanding roles of technology, rapid urbanization, new energy policies, and regulatory agencies, among many others. What are the forces for change being exerted on our academic institutions and where do they come from? Are we still teaching in a way that is relevant to the contemporary practice of architecture, or perhaps we wish that practice would change?

Новые практики AIA в Нью-Йорке 2012

Новые практики в Нью-Йорке — двухлетний конкурс, проводящийся с 2006 года, служит в качестве выдающейся платформы в Нью-Йорке, работающей над признанием и поощрением фирм, практикующих в области новой и инновационной архитектуры и дизайна. Конкурс портфолио спонсируется Новым комитетом практики AIA в Нью-Йорке и чествует фирмы, которые используют уникальные и инновационные стратегии, как для проектов, которые они разрабатывают, так и для практики, которую они осуществляют.

Скачать полные Правила участия можно на сайте конкурса.

Состав работы:

Отправить мини-портфолио (8-1/2 дюймов на 11 дюймов, 10 страниц максимум), а также рассказ с описанием вашей практики (500 слов максимум), который должен ответить на наши вопросы…

AIA New Practices New York 2012 

New Practices New York, a biennial competition since 2006, serves as the preeminent platform in New York City to recognize and promote new and innovative architecture and design firms. The juried portfolio competition is sponsored by the New Practices Committee of the AIA New York Chapter and honors firms that have utilized unique and innovative strategies, both for the projects they undertake and for the practices they have established.

Download the complete Call for Entries on the site.

What to Submit:

Submit a mini portfolio (8-1/2” x 11”, 10 pages maximum) along with a narrative describing your practice (500 words maximum) that should answer the following questions…

Арт Базель, Майами-Бич, 11-е издание

С 6 по 9 декабря в Майами-Бич, штат Флорида, пройдет 11-я выставка Art Basel Miami Beach, самое престижное арт-шоу на американском континенте. Более 260 ведущих галерей из Северной Америки, Европы, Латинской Америки, Азии и Африки примут участие в демонстрации работ более чем 2000 художников XX и XXI веков.

Выставочная галерея является одними из самых уважаемых дилеров в мире искусства, предлагая исключительные произведения как известных художников и новичков-авангардистов. Специальные разделы выставки: галерея молодых художников, искусство перфомансов, общественные художественные проекты и видеоарт. Шоу будет жизненно важным источником информации для любителей искусства, которое позволит им обнаружить и новые веяния в области современного искусства, и опыты искусства редкого музейного калибра.

 Art Basel Miami Beach 11th Edition 

From December 6 through 9, Miami Beach, Florida, will host the 11th edition of Art Basel Miami Beach, the most prestigious art show in the Americas. More than 260 leading galleries from North America, Europe, Latin America, Asia and Africa will take part, showcasing works by more than 2,000 artists of the 20th and 21st centuries.

The exhibiting galleries are among the world’s most respected art dealers, offering exceptional pieces by both renowned artists and cutting-edge newcomers. Special exhibition sections feature young galleries, performance art, public art projects and video art. The show will be a vital source for art lovers, allowing them to both discover new developments in contemporary art and experience rare museum-caliber artworks.

Архитектурные новости 12’010/1’011

цих.ру, Декабрь `010 — Январь `011

Ёлки 2011

Ёлка-Сити и подземный аэропорт:
— взлёт (HD-видео)
— экскурсия
— посадка

Анонсы

Премия Новые решения в освещении 2011 1.11.010 — 28.2.2011
Дом музыки в Вене (VHOM) 31.1.2011 Вена
III Международный конкурс Holcim Awards 2010-2011 23.3.2011
Открытый Международный Конкурс АрхИдея-2011 22.9.2010 — 26.4.2011 Татарстан
Выставка Lighting Kazakhstan 2011 1-3.11.2011 Алматы

Мировые Архиновости

11|1|2011 CELA 2011Германия и Аргентина. Современная культура и архитектураАрхитектюр
10|1|2011 Конкурс SuckerpunchСтипендии для путешествий RotchAIA +2030
8|1|2011 Эксперименты со светом, цветом и пространством в MOCAКто следующий анонимный дизайнер?Переосмыслить будущее нашей городской пустыниPLAT 1,5Захват изображенияКонкурс — Дом для песни, которую вы слушаете, когда лежите

31|12|2010 AIA объявляет вторую ежегодную выставку Новые профессионалыКонкурс Ландшафтной Архитектуры: развитие Парк Плэйс ACADIAКонкурс проектов: Город Мечты 2011 ПАВИЛЬОНКонкурс дизайна
17|12|2010 С Днем Рождения, Оскар Нимейер!Проект Башня Воды / ПортлендПризыв к участию: Эти различия
16|12|2010 Интервью с Ага ХаномСвоеобразие городов
12|12|2010 projectFIND 2,0Новая книга — нео-авангард и постмодерн: Послевоенная Архитектура в Великобритании и архитектура последующего периодаВсемирный Саммит 2011 года, 9-я Международная конференция ЭкоСити |Цифровые городаПроекты-победители 8-го цикла
8|12|2010 Стипендии Hot Dog Стенд 2011Керамические плитки Италии 2011: конкурс дизайнаНаграды Хартии CNU 2011ICARCH 7Приглашение к сотрудничеству — Консоль 2

Новости Онлайн

Архитектурные новости в реальном времени
ру: cihru в твиттере

Russian Dreams

Вот, собственно, уже проанонсированный Мавзолей со стразами от Юрия Аввакумова. Здесь наш с Семёном треп на тему.

Мавзолей со стразами от Юрия Аввакумова

Еще город-аквариум Александра Бродского.

город-аквариум Александра Бродского

Это в Youtube-канале Юрия Аввакумова Майамский вернисаж Russian Dreams At The Bass Museum Of Art

И на сайте фото-стейт.

Там еще круто геометрические фигуры стонут у Алексея Булдакова. Прям Сексуальная эволюция Авангарда.

— Нет, всё-таки художники поотвязнее архитекторов…

— Иго-го, — Семён ржёт.

— И писатели.

(Перестаёт смеяться).

*

Я как приехала в Москву, глянула на архитекторов:

— Господи, — говорю, — что они здесь все такие испорченно-порядочные, а?!

— Ольга, не трогай их, не трогай! — застёгивал мне верхнюю пуговку на кофточке в аппендиксе между мужским и женским туалетами в ArtPlay Семён.

— Нет, мне всё-таки интересно, а? — опрокидывала я стаканчик.

знак_пробела

Потом разъяснили про «обострённое чувство репутации» и… что больше никаких чувств.

— А-а, панятно. Взвизгнутая репутационность, значит, — я стала ходить в длинном и чёрном. — Обмороки при порнушке, — делать вид, что меня не замечают.

А Юрий Аввакумов вон, как, оказывается, отрывается. Сразу видно — художник!

— Ты что, ссылку дашь? Да он, может, скрывает… — Семён заглядывает мне через плечо.

— Чё ему скрывать-то, нормальный адекватный мужик.

— Да, и про Бродского ты тоже самое…

— Ага, блондинка на билборде, презервативы мимо… мимо…

Семён меня уже дёргает за ноги…

— Только не это! Не это!

Как-то застал меня за врифмовыванием слова «презервативы» в «Пилигриммов» Иосифа Бродского. И всё это дело под знаменитую в узких кругах продукцию моей родной южной винодельни, психоделические свисты птичек и растянутый на 30-тидюймовый монитор сайт Александра Бродского, так что и в освещенной галогенкой комнате становилось как-то туманновато.

Мы пошли в ночной уже о ту пору Царицынский парк. Семён насвистывал, как раннеутренняя птичка. Я его просила, как можно более истерично, чтобы как у Александра Бродского. Он пил пиво и старался. Как никак ПТАХ. Я продолжала ломать язык, всовывая это липкое слово… Пока не родился новый стих. Но он неприличен. Лучше посмотрите ещё раз на то, что сделал Юрий Аввакумов здесь. Вот, стих примерно такой же.

вот еще публикация в газете Завтра

И жить – хочется!

АрхМосква, входящая в состав растянутой на месяц Московской биеннале архитектуры, cхлынула. Как то ей и положено, спустя неделю. Все вздохнули с облегчением. Как никак выставка 13-ая, а биеннале – первая!

АрхМосква – это всегда такое взбудораженное коловращение. Девушки в фуражках с обнаженными спинами вручают проходящим какие-то бумажки. Татуировка в районе плеча – логотип фирмы. Очнувшись, обнаруживаешь такой же на флаере. Оказываешься в очереди. Очень интересно: ящик-шарманка. Все стремятся заглянуть внутрь и тут же трясут головами: «бр-р!» Приложившись, понимаешь их: опять реклама. На этот стенд завлекают шампанским, на том, что сбоку – раздают конфетки. Неизменно в гуще этого пиар-действища несколько – неперечет пальцев одной руки – выставки известных архбюро. Хорошая примета – выкупать те же площади, что и в прошлом году. Так, Владислав Савинкин и Владимир Кузьмин на том же месте и вот – лучшая архитектурная экспозиция. Так же и Тимур Башкаев – лучший дизайн объект. А самое замечательное – занять эпицентр, тогда сразу архитектором года становишься! Не уверена с прошлым годом, но в позапрошлом именно так все и случилось. И в этом – тоже. Нет, Сергей Скуратов – прекрасный архитектор!…

Мне вот недавно довелось проехать с иностранцами по югу нашей страны. Они таращились в окна автомобиля и постоянно спрашивали: «Война была?» Я не понимала. «Вид у домов такой, что или вчера бомбили или завтра будут», – объяснили мне. Мы ведь в России зачастую и не задумываемся «Как жить?» (тема у АрхМосквы и всей биеннале такая). Просто живем. Иногда – выживаем. Обустройство – оно как-то за рамками жизненного горизонта значительного процента населения нашей страны. Кстати, там же в одной из кубанских станиц, иноплеменнику приснился сон. Даже не сон, а какое-то почти телесное ощущение посетило его: зубы есть, а корни у них отсутствуют. «Это про вас», – сказал он мне. И ведь не из какой-нибудь он был топовой державы Евросоюза. Всего лишь – чех.

Так вот, а Сергей Скуратов – архитектор этого года, знаете, как про свои постройки говорит? «Стремлюсь делать музейные экспонаты – дома, даже просто смотря на которые, получаешь какой-то запас энергии. Люблю все, в чем чувствуется рука человека: пережженный кирпич с неровными краями, плиты с отколами. Могу смотреть на материалы и представлять, как где-то в Голландии заботливый печник ел свою голландскую колбасу и спокойно выпекал кирпич или как какой-то немецкий каменотес аккуратно с милиметровыми зазорами высекал из юрского известняка плиту, разглядывая застрявших в ней наутилиусов. Если все в доме вплоть до мелочей сделано неторопливо с любовью, дом будет излучать тепло. Все, что я строю должно стоять долго». Я не знаю более актуального для нашего неукорененного сознания ответа на вопрос «как жить?» Другое дело – цена этого ответа. Благородная медная обшивка одного из самых известных домов автора на Остоженке «Cooper house», отождествленная с зеленью купюр, сыграла с этим, безусловно, выдающимся произведением современной российской архитектуры злую шутку.

Если для Ле Корбюзье – зодчего времен оптимистичных гонок на приз «справедливости, равенства, братства» дом представлялся «машиной для жилья», то сейчас мы вернулись к типологии домов-экспонатов. Причем их проектирование для архитекторов определенная форма служения народу. Невозможно поверить, но факт. Тот же Скуратов говорит, что старается своей работой «лечить пространства». А медицина, тем более архитектурная, требует дорогостоящих препаратов. Думаете легко построить дом, при виде которого «А-а-ах!» длится столько, что о населяющих его буржуях вспоминаешь, ну, скажем, к концу четвертого дня следующей недели.

Вы не представляете себе, какие наши архитекторы дипломаты! Как они обрабатывают заказчиков, что не надо экономить на фацетном стекле и юрском камне. «По сравнению со стоимостью участка – тьфу, сущие копейки! Пару раз в сауну не сходишь». Сколько коньяка им приходится выпивать за этими беседами. Благо, по-настоящему щедрых заказчиков у нас раз-два и обчелся. А то бы наши архитекторы давно бы уже, наверно, спились.

Но это все прелести в рамках шумливой и, как и первопрестольная, деловито-безалаберной АрхМосквы. Биеннале – о другом. Она вообще родилась из изумления куратора известного в стране своей издательской деятельностью голландца Барта Голдхоорна: «Почему качество массового жилья в крупных городах России в разы ниже зарубежного, в то время как цены на порядки выше?» Понимание – это обнаружение и снятие парадокса. Так говорил мой любимый преподаватель в университете. Голдхоорн нашел, пожалуй, ключевой для нашей жизни парадокс и попытался средствами затеянного экшена его снять. А понимание – уже шаг к исправлению ситуации. Нельзя не отдать должного голландцу. Действовал он практически в одиночестве. При позорном игнорировании значения этого начинания властями: Минкульт дотировал на проведение архитектурной биеннале 300 тысяч рублей (один макет с наворотами может стоить столько же, но в у.е.) в то время как на художественную выделял больше 4 мил. $.

Чисто российская байка: архитектура – это вам не искусство! Коммерция и дипломатия. Заработаете, мол, и выторгуете средств сами. Только нет у российского архитектора более больной мозоли и нежного мечтания, как то, что архитектура – это искусство! Поэтому от Голдхоорна с его сумасшедшей идеей решения социальной головоломки отвернулись и архитекторы. Ну, не отвернулись, а так скептически понаблюдали за процессом и подготовки, и проведения мероприятия. Я уже писала в предыдущей статье, что даже на слушания Общественной палаты РФ пришли в день открытия биеннале. Их там обозвали «рэкетирами», они ушли. Потому что – художники. Видели, как архитектор прошлого года Сергей Киселев расписал высотку в Черемушках? Дом называется «Авангард», но никакой агрессивной авангардной гаммы нет и в помине: лимонные, салатные, голубые, оранжевые пятна. Рэкетиры разве так веселятся?

В центре биеннальных обсуждений – средний класс. Образно говоря, он оказался между двумя стульями. На одном – сидят богачи. Эти купят себе какое угодно жилье. На другом – уместились более многочисленные малоимущие. Они там надеются на субсидии государства. А средний класс, на то он и средний, – посередине. Допустим, это не учителя и врачи, которых к улыбкам и похахатываниям собравшихся чуть было не записал туда руководитель проекта «Российский дом будущего» (правительственного, патронируемого президентом РФ) Сергей Журавлев, а продвинутые менеджеры и креативщики. Если продвинутые, скорее всего в столице. И большая их часть – провинциалы. (Знаете, мороз по коже: целыми классами, да что там – поселками! люди в Москве друг друга находят, хотя и сами давно ее уже «нерезиновой» называют). Что они – те, что выбились в пресловутый «мидл», – могут себе позволить даже при зарплате в пару-тройку тысяч у.е.? Хату из элитного клеенного бруса местной склейки где-нибудь в Апрелевке? Комнату в коммуналке в нескольких км от МКАД? А оно им надо? Лучше уж домик в Италии. Там на малозаселенных территориях – даже иностранцев какими-то особыми строительными кредитами привечают.

Сколько эмоционального напряжения порождает в нашей стране элементарная насущность жилья. Как мучительно тратить заработанное, сбереженное, последнее на то, что не нравится и явно того не стоит. Как обидно платить всю жизнь «бабе Маше» (как выразилась на слушаниях депутат Галина Хованская) и др. ипостасям даже без гарантии не оказаться на улице в несезон. Как заедает отдавать каждый раз риэлторам полную стоимость снимаемого жилья. А если это повторяется через каждые несколько месяцев? Так люди привыкают ненавидеть друг друга. И это еще не криминальные ситуации, которыми рынок аренды прошит. Строительство доходных домов – выход. Но тогда ими надо застроить полстраны, пол Москвы – точно. Частному бизнесу – это невыгодно. Почему этим не занимаются муниципалитеты?

Научный руководитель Высшей школы экономики Евгений Ясин отметил, что корумпированность муниципалитетов и монополизация стройиндустрии достигли в стране критического уровня. «Структура строительного рынка, – как сказал он, – это полное торжество альянса местной власти и монополистов. Посмотрите на норму рентабельности: у автодилеров, где есть конкуренция, она 10 %, а у застройщиков все – 100». Никто из присутствовавших в зале девелоперов порядок цифр не опровергнул. Как, впрочем, и из муниципалов никто голоса не подал.

Но биеннале – архитектурная. Должна изменить представление о качестве массового жилья. Кстати, так радикально этот вопрос ставится у нас в стране впервые. Даже в материалах нацпроекта речь идет только о количестве кв м. Немудрено, что при таких госзадачах наша монополизированная стройиндустрия счастливо развернулась вспять к советской системе панельного домостроения. (В Европе от нее отказались еще в 70-х). «В этих трущобах жить нельзя! – глядя на хрущевки, сокрушаются коллеги Голдхоорна из-за рубежа. – Их надо кардинально реконструировать!» «Сначала такие надо перестать строить», – машет руками Барт. На Западе именно многочисленный строй подрядчиков узкой специализации обеспечивает вариативность, инновационность и снижение себестоимости жилья. У нас среднего бизнеса в строительстве просто нет. Но зарубежом, известно, и тендеры, и девелоперские, архитектурные конкурсы отличаются прозрачностью.

Без развитой технологии строительства, как говорит москвич великобританского происхождения архитектор Джеймс МакАдам, здесь в России лучше не грезить об архитектуре, а чертить «честные коробки». Образуется порочный круг: конкурентный вакуум в стройиндустрии и всеядный спрос на рынке. Мы уже писали о том, что новое жилье скупают в основном не для жизни, просто фундируют капитал. Комфорт и эстетика никого не волнуют. Антимонопольный лом, кредиты среднему предпринимателю, установление так называемых «технологических коридоров», прохождение которых – условие существования бизнеса, – необходимые меры сверху. «Иначе есть реальная опасность, что однотипным панельным жильем будут застроены все крупные города России», – предостерег председатель комиссии Общественной палаты по региональному развитию, профессор кафедры теории и истории архитектуры МАРХИ Вячеслав Глазычев.

Евгений Ясин констатировал, что нацпроект «Доступное и комфортное жилье», который до своего президентства курировал Дмитрий Медведев, под угрозой срыва. Если ситуацию не переломить на государственном уровне, ближайшие поколения, скажем так, простых россиян о доступном и комфортном жилье могут забыть. Стимулировать демографию при таком раскладе аморально! Интересно, что об ипотеке никто ни разу даже не заикнулся. Это слово как-то неприлично стало употреблять.

А жить все-таки хочется. И без презентации сколь-нибудь радужных перспектив ни одна биеннале не мыслима. Без поисков концептуально и пластически небывшего – архитектурная невозможна. Вот разместилась на третьем этаже ЦДХ выставка лауреатов конкурса «Дом-автоном. Русская дача XXI века». Здесь молодые архитекторы упражнялись в освоении родных пустырей. Сочиняли независимые от инфраструктуры жилища. В ход шли солнечные батареи, ветряки и даже так называемая «темная», то есть не изученная наукой энергия. Открывает экспозицию дача, спроектированная по прототипам географически близких сэру Норману Фостеру (единственный член жюри конкурса) знаменитых английских «кругов на полях» и Стоунхенджа. Авторы отмечают, что эти объекты «спонтанной архитектуры» с родины мэтра основаны на круговых, издревле признанных в качестве сглаживающих агрессию материнских иероглифах, а именно такая графически-пластическая информация для России сегодня крайне актуальна. В то время как сам Фостер известен как автор самых экспрессивно жестоких объектов нашей страны: «трехкинжальника», воткнутого в небо – башни «Россия» в районе Москва-Сити, хищного похожего на клюв с какой-нибудь фашистской карикатуры острова «Новая Голландия» в Санкт-Петербурге и др. Смешно, что авторы этой самой новой русской дачи цепочку кругов и полукругов на ее генплане окрестили «дорогой домой», промаркированной «штрафными площадками», коих на скопированном английском оригинале оказалось ровно столько, сколько у Фостера проектов в России. Последнему вообще как-то «досталось» в этом году. На АрхМоскве какое-то зарубежное бюро BRT RUS выставило клоны его проектов – усеченную башню «Россия» и разрезанный планируемый к постройке как раз на месте ЦДХ «Апельсин». И все смеялись. А в зарубежном павильоне выставлялся некто архитектор также Фостер, только Стефан. И не слишком искушенная публика говорила: «О! Фостер!» И им кивали: «Не тот!» И все опять смеялись. Этот год в некотором смысле реванш над звездным гостем. А позапрошлый был для него бенефисным. Он тогда даже свою лекцию в день православной Пасхи закатил.

В Музее архитектуры им. А. В. Щусева – это еще одна площадка биеннале – порезвились уже известные зодчие Москвы. Здесь в рамках российского павильона две выставки: концептуальная «Персимфанс» (так в 20-ые годы назывался первый симфонический оркестр Моссовета, революционно обходившийся без дирижера, как архитекторы здесь – без куратора) в Руине и градостроительная «Новые города. Новое в городах» в главной анфиладе. Это что-то потрясающее! Заходишь в Руину, там все светится, горит, издает душещипательные звуки. Какой-то фантастический дутый небоскреб в усиках скандального бюро «Арт-бля». Рядом такая подсвеченная изнутри изящная штуковина, вырезанная лазером по картону, – вилла «Кабанон» бюро Юрия Григоряна. Потом – мавзолей из костей домино работы Юрия Аввакумова. Сначала пустой, спустя несколько дней после открытия на нем появился человечек, так сказать, вылез подышать. Страшно, но завораживает: красиво! Александр Бродский вылепил из комков глины психоделический интерьер. Опять страшно! Но в центре горит камин, и все трепещет какой-то первобытной радостью и уютом. И жить хочется. Очень эмоциональная экспозиция получилась. Также и в главной анфиладе. Здесь представлено 10 новых городов. Кураторы вообще говорят, что нашли в России 20 таких, но для выставки отобрали самые инновационные. Вы только подумайте, в прошлой статье мы писали про проект «Убывающие города» в ЦДХ, а оказывается и что-то новое зарождается! (Вернисаж выставки «Новые города. Новое в городах» соcтоялся спустя неделю после открытия биеннале). Целые массивы на окраинах Москвы, Питера, Екатеринбурга, Минвод, Казани. Только показано все это было в таких черных ящиках, выстроенных, как гробы. Опять страшно! Дизайнер – архитектор Алексей Козырь. Выставку шутя называли «Как Козырь градостроительный хит-парад похоронил». Зато в конце этой процессии ящиков – опять веселуха! Целый зал концептуального наива Павла Пепперштейна. Такие гуашевые разноцветные фантазии. Вот летит над городом Россия лазоревый шар русской духовности. И жить хочется.