Архив метки: Евгений Асс

заметил

[image]

Евгений Асс и Александр Константинов

3 московская биеннале современного искусства, Против исключения, вернисаж

Асс и Константинов у готически-ажурного бульдозера

[image]

Евгений Асс и Александр Константинов

3 московская биеннале современного искусства, Против исключения, вернисаж

3 биеннале современного искусства / Асс / Константинов

[image]

Евгений Асс и Александр Константинов

3 московская биеннале современного искусства, Против исключения, вернисаж

каста неприкасаемых архитекторов

Впервые прочитала столь экспрессивный коммент Евгения Асса:

… Архитекторы представляют собой касту неприкасаемых. Профессиональное сообщество практически не высказыва­ется на тему того, что происходит, а общественного контроля за архитектурой никакого нет…. Будучи вполне радикальным архитектором, я понимаю, что вкусы у населения разные и нет смысла пропагандировать религию вуду в православном сообществе. Люто ненавидимое мною Царицыно пользуется успехом у публики. Лужков —идеальное чувствилище вкуса широких народных масс. Этот вкус для меня — темная история. Похороны Москвы

+ у меня ещё никода не было столько поствопросов.

У Евгения Викторовича появляется вкус к прилагательным?

*

Я стремлюсь к «архитектуре существительных» в противовес широко распространенной «архитектуре прилагательных». Область моего творчества – не архитектурные рассказы, а материальная субстанция бытия. Суть моей эстетической и этической стратегии — в обращении к живому пространственному опыту, к непосредственному тактильному и визуальному переживанию света, фактур материалов, их тепла или холода. Соответственно и все культурные смыслы и ассоциации рождаются не на уровне изображения или языка, а на уровне первичных ощущений. Это архитектура предъявления, а не изображения. Евгений Асс Следы

[image]

*

Существительные — это объекты и субстанции жизни, их бытие не зависит от того, какие определения мы им дадим. Камень существует независимо то того, назовем мы его тяжелым, черным или шершавым. По отношению к существительным не возникает вопроса «почему». Камень — это камень, потому что это камень. Существительные убедительны без объяснений. Архитектура существительных производит камни. Сегодняшняя архитектура во всем мире все более смещается в область прилагательных. Евгений Асс Финская архитектура

[image]

*

Мне всегда нравились эти многоступенчатые конструкции вытесанных простых предложений. Восхождение смысла — не парадные пролеты — без блеска, но потертости непременны. И не винтовые буравчики с повторами: движения поступательны, целенаправленны и смелы. Скорее ходы — можно идти и слушать.

.

про касту неприкасаемых — хорошо))

слушать, сидя на колонках

[image]

ничего не знаю

Евгений Асс, МАрхИ, 10 сентября 2009

выставка «Частное/общественное: пространство как событие»

каково оно: слушать, сидя на колонках?

архитожики

вот понаписала еще, кажется, на зимних каникулах, смотрю лежат, здесь пусть

Тенденция года

В ЦИХе мы главную тенденцию минувшего года окрестили как наступление Постархитектуры. Постархитектура — концепт, отражающий не столько остановку архитектурного конвейера, сколько запуск механизма рефлексии. За десятилетия строительного бума у наших зодчих появился, пожалуй, один общепризнанный тренд — «архитектура как мусор». При этом уязвленное помешательство на хай-теке, в крайнем случае, дорогих материалах. Странный симбиоз: «мусора из фацета». «Все массовое есть способ уничтожения пространства» (А. Раппопорт). Другое дело отмечаемая Евгением Ассом ‘постпространственность’ современной культуры: на смену тактильно-телесному переживанию пространства приходит визуальность. Возможно, Постархитектура даст ответ на эту смену культурной парадигмы. А общество сформирует новые ценности: смыслом и функцией архитектуры не может быть «застывшее бабло».

Персона года — Александр Бродский.

[image]

Когда стала формулировать тенденцию года, вопрос выбора Персоны решился сам собой. Бродский опережает время; художник перманентной катастрофы, он уже осмыслил и художественно пролонгировал «жизнь после кризиса». В его версии она прекрасна.

[image]

Для меня Бродский, безусловно, ‘постархитектурен’. Его искусство останется и будет востребовано даже тогда, когда архитектура в ее современном понимании упразднится.

Да, и постоянный соблазн наших архитекторов: о Бродском говорили зарубежом. Две громкие премьеры в Нью-Йорке: выставка — фирменные глиняные головы с мониторами в затылках и пр. инсталляции и декорации к спектаклю «Waiting for Godot».

[image]

Событие года

Активизация общественности, собственно конкретных события два: консолидация художественной элиты против сноса ЦДХ и встреча кинорежиссера Александра Сокурова с премьер-министром В. Путиным. В первом случае запомнилась впервые так четко артикулированная фраза: «У власти не должно быть вкуса!» Безусловно, «фостериана» схлопнулась из-за кризиса, да и сделано общественностью было не так уж много, но в воздухе впервые почувствовался какой-то разряд. Сокуров просто порадовал внятной и по делу критикой господ архитекторов. Может быть, кризис их подосвободит из крепостничества у девелоперов.

Анти – Событие года

Снос ArtPlay. Без комментариев. Ну, разве что из личного — с этим зданием связано много воспоминаний. Ещё из анти-событий назвала бы объявление о превращении Наркомфина в бутик-отель. Мне почему-то дорог именно этот ржавый корабль. Опять же личные воспоминания и вообще. Не думаю, конечно, что его бы выкрасили в розовый, а входные ручки оклеили пухом… Но кто их знает?

[image]

Реализация года

Выбирая между двумя театрами Mercury работы «Проекта Меганом» и Мастерской Петра Фоменко на набережной Тараса Шевченко по проекту Сергея Гнедовского, я бы предпочла театр Петра Фоменко, сделанный Юрием Григоряном. Но так как для моего любимого режиссера здание построил не мой любимый архитектор, то реализацией года назову офис «Эфир» в Бутиковском переулке «Проекта Меганом». Легкая, динамичная, светопроницаемая постройка. Что меня всегда настораживало в современной московской архитектуре, так это её тяжеловесность и серьёзность (в худшем случае помпезность). Здесь всё наоборот. Кроме того, Григорян в прошедшем году закрепил за собой статус пишущего архитектора. В контексте его размышлений о «рисунке пустоты» здание иначе живет и воспринимается. Когда-то Р.Б.Фуллер, говоря об «эфемеризации» современной архитектуры, дал два толкования: мобильность и невесомость плюс перенос центра тяжести архмысли в область словесного её выражения. «Эфир» Григоряна «эфемерен» в обоих смыслах.

[image]

Проект года

Галерея «Цех 5» Алексея Козыря на Винзаводе. Первая архитектурная галерея в России — площадка поиска точек соприкосновения архитектуры и современного искусства. Здесь случился неожиданный опыт художественного диалога Евгения Асса и Юрия Аввакумова.

Первый представил неожиданный опыт деконструкции в духе аввакумовских лестниц.

[image]

Второй — созерцательную фотопанораму на излюбленную ассовскую тему — горизонт.

[image]

Выставка года

Назову две (по хронологии): «Горизонты» Евгения Асса в Крокин галереи и BorhHouse Юрия Аввакумова в Сан-Стае в Венеции.

Когда я спрашивала сотрудников Крокин галереи после открытия, не будет ли у них, например, ещё выставки рисунков А. Бродского, мне сказали: «Да мы вообще с архитекторами не работаем!» «А Асс?!» «Он художник!» И это при том, что за графикой целая авторская концепция, находящая своё выражение в архитектурной практике. К тому же Евгений Асс сделал за этот год несколько замечательных дизайн-проектов чужих выставок: например, шикарна была экспозиция А. Красулина ‘Бронза о Мандельштаме’ в Аптекарском приказе.

[image]

BorhHouse ― прекрасен по посылу «рождение новой формы» и по исполнению. Юрий Аввакумов ― один из немногих, кто провоцирует цех на концептуализацию.

[image]

Премия года

«Вызов времени». Ну, если японцы пестовали наших «бумажников», почему бы теперь нам не поощрить их? Хотя, надеюсь, у нас скоро появятся и свои герои — «постархитекторы».