Архив метки: Ливия

Ливию сожрал Левиафан

Что ж, с политической карты мира сметена еще одна дерзкая страна, имевшая наглость быть, а не слыть суверенной. Одно из самых благополучных и преуспевающих государств Африки на наших глазах превращается в царство кровавого хаоса, внутрь которого уже имплантированы жёсткие и эффективные системы внешнего управления. Такова стратегия «нового мирового порядка», создающего «многоэтажную» систему резерваций, глобальный инкубатор, колоссальную душегубку.

К невеселой компании гетто, устроенных на месте Афганистана, Ирака, Сербии и России, присоединилась теперь и Ливия. Добро пожаловать в клуб колониальных демократий, банановых республик, политических химер! Ваш национальный лидер будет сначала уничтожен физически, а затем оболган. На его могилу будут вылиты тонны помоев. Вместо лидера на троне появятся «странные люди», все — на прочной привязи извне…

Ваши ресурсы, основные государственные доходы будут изъяты, тем или иным способом экспроприированы. Право, господа, нельзя же тратить нефтедоллары на систему образования и здравоохранения каких-то там бедуинов! Ведь и ребенку ясно, что деньги должны находиться там, где им место, — то есть, в международных банках, в руках у тайных властелинов истории.

Пусть новоявленные власти сначала объявят демократию, а потом перегрызутся и перестре- ляют друг друга. Пусть начнутся прочие «чудеса в решете»: на улицах резня и стрельба, а во дворце —полевой командир, объявивший себя вдруг Верховным главнокомандующим и Великим эмиром страны ливийской…

Пусть расцветает зловонным цветком коррупция. А бессмысленная полудикая молодежь, палящая в воздух из «калашей», кричит надрывно: «Аллах Акбар!» Пусть изображает на всякий случай исламский фундаментализм (будет повод лишний раз проутюжить кварталы массированными ударами военной авиации).

Пусть происходят многочисленные теракты, убийства, пытки, торговля органами. Это значит «экспорт свободы» удался на славу.

Мировые агентства гоняют бравурные картинки. На одной — радостная разноцветная толпа, празднующая победу. На другой — безымянные следы злодеяний «преступного режима»…

Интервенция, осуществляемая под прикрытием гражданской войны, — стратегия старая. Однако, операция Запада по свержению закон- ного правительства Ливии все же открыла новую страницу в истории войн. Главные сюрпризы нас ждали в сфере информации. Мировые СМИ, включая арабские ресурсы, консолидированно и четко ушли в отрыв от реальности. Джамахирия оказалась в полной, беспрецедентной по масштабам информационной блокаде. Отдельные интернет-порталы, несущие миру вести из осажденной страны, мгновенно сносились. Жители Ливии сами не понимали, что происходит у них дома. Все эти недели доктор Геббельс нервно курил в сторонке.

«За время операции в Ливии от авиации НАТО не пострадал ни один представитель гражданского населения» , — не моргнув глазом заявил генеральный секретарь НАТО Расмуссен.

Сначала можно подумать, что западные политики потеряли стыд. Но никаких западных политиков не существует. Это не политики. Им не нужна репутация. Они — декорация, муляжи, клоуны, цирковые мартышки, подгоняемые рукой умелого и опытного дрессировщика.

А что же представители ливийской крысиной «оппозиции»? Могут ли люди, пришедшие к власти на штыках интервентов, мелкотравчатые региональные князьки, перебежавшие на сторону сильного, именовать себя политиками? Или толпы вооруженных гопников, в глазах которых отчетливое желание пограбить? Они с трудом могут имитировать «освобожденный народ», не то что управлять страной. Но, может быть, истинными политиками являются пришедшие в Триполи бойцы Аль-Каиды? Представители групп, плотно аффилированных с ЦРУ, мутные люди с двойным дном, агенты террористического подполья, сформированного мировым правительством в целях глобальных манипуляций?

Единственным политиком на всем этом кровавом и дымном горизонте является государственный деятель, мыслитель и практик полковник Каддафи. Его личная жизнь и общественное служение слиты воедино. Он — не «нанятый менеджер», не функция анонимных структур, но подлинный субъект истории, записанный в изумрудную Книгу Судеб.

Джамахирия уходит в историю, в миф, в распахнутые створки Вселенной. А на Земле невиданными темпами строится планетарный концлагерь, основанный на системе электронного контроля и шоковых информационных воздействий.

В самое ближайшее время следует ожидать атаки на Сирию. Удар по Дамаску — не за горами. Сирийская фаза спецоперации мирового правительства — уже началась..

выставка «Римский мир»

[image]

рисунки и фотографии архитектора Максима Атаянца

«На выставке собраны материалы из моих поездок за последние 3 года. И, как вы видите, есть существенные отличия от, скажем, комфортабельных поездок в Рим, где все руины – прирученные, облизанные поколениями туристов, фотографов и остальных страждущих. То, что запечатлел я, – это огромнейшая территория, тянущаяся от Атлантического океана до Аравийского полуострова включительно, то есть это вся нижняя половина Средиземноморья: Марокко, Алжир, Тунис, Ливия, Иордания, Сирия, Ливан. Участок в несколько тысяч километров в длину. Зачем мне это нужно? Меня в принципе занимает античный мир как некая феноменальная, почти случайная удача в истории человечества, благодаря которой сложилась такая замечательная культура… Кроме того, как архитектор, я пытаюсь извлекать из своих путешествий профессиональные уроки, потому что придерживаюсь не очень распространенного сейчас мнения, что хорошая архитектура должна быть красивой. Когда набирается такая масса материала, то начинаешь понимать изнутри, как была устроена жизнь, как архитектура помогала это все организовать.»

Экскурсия Максима Атаянца по выставке «Римский мир»

выставка «Римский мир»_зверюга

[image]

фото Максима Атаянца

«В экспозицию включены сто семьдесят фотографий и сорок пять рисунков римских городов и храмов, сделанных автором во время многочисленных поездок по странам южного средиземноморья – Алжиру, Тунису, Марокко, Ливии, Иордании, Сирии и Ливану. И это лишь малая часть коллекции, состоящей более чем из 20 тысяч изображений, собранных за три года. Коллекции, в которую вошли изображения отдаленных и труднодоступных памятников, которые можно увидеть, пожалуй, только, у Атаянца.»

о выставке Максима Атаянца «Римский мир»