Архив метки: Палладио

Все у Палладио

Готов фоторепортаж с двух вернисажей Русского палладианства:

Русское Палладианство

Приходите смотреть!

Там же моя статья Улыбка истории

и несколько интервью с архитекторами:

с куратором Кирилом Ассом,

Юрием Аввакумовым,

Владимиром Плоткиным,

ДНК.

Моя Виченца Евгения Асса

Виченца

вот почему-то в предыдущих фоторепортажах второй проект после «Горизонта Палладио» Евгения Асса не опубликован, исправляюсь.

«Моя Виченца» Евгений Асс

Коллаж палладианства в радиусе 200 метров от дома профессора на Патриарших прудах. Тут же – актуализация династических линий в отечественной архитектуре: на фото жилой дом Министерства Обороны СССР, построенный по проекту его отца – Виктора Асса, в свою очередь сам Евгений Асс – отец куратора экспозиции Кирила.

Вилочка Палладио

Семён Расторгуев

Семён — футуролог — попытался отнять вилочку у Палладио. Но Кирил, по его же самоопределению ретроград, отбил классического коллегу.

Кирил Асс

И весь оставшийся вечер охранял: не трогать! Как Елена Петухова макеты.

Бычка?

Я вышла на улицу. Там стоял Александр Бродский. В шапочке. А я без шапочки. Мимо прошла его сотрудница, тоже без шапочки. И он стал нас поругивать:

— Холодно, надо в шапочке ходить.

Он её уже давно не снимает.

— А Вы картинку уже нарисовали? — спрашиваю я.

— Какую?

— Новогоднюю.

— Нет ещё. Может, в этом году и не нарисую. Грустно как-то, ничего не хочется.

— На-до, — как детям говорят: помыть руки и т.д.

— Надо, — соглашается. — Завтра нарисую.

— Бычка? — остановленный кивок.

— Бычка, — соглашается.

— А может, и не бычка…

— А может, и не бычка, — дергает плечами.

Идёт Кирил Асс.

— О! Архитектор Котовский пришёл! — Александр Бродский пытается надвинуть ему шапку на лоб, но тот сопротивляется.

Александр Бродский и Кирил Асс

Кирил как барин, а Бродский как будто метёт у него двор:

— Чё так плохо метёшь-то?

— Ну, ме-ту-ме-ту, сверху падает…

— Падает-падает, смотри у меня! — и выпивает стопочку.

Оглядывается в темноту и уходит.]

Стоим. Холодно. Бродский начинает переступать с ноги на ногу:

— Григорян чёрт, не идёт!

— Даёт указания.

— А я жду тех, кому он даёт указания.

— Щас мы его, — Бродский жмёт в ладонь с согнутыми пальцами, но перестает, что-то усмотрев в темноте.

Опять переступает с ноги на ногу, возобновляет сигнал:

— Ты где?!

— бу-бу-бу.

— Вот ты был и вот тебя снова нету!

Появляется Юрий Григорян.

«И вот ты снова есть».

Фотоаппарат я уже убрала, чтобы не испугать Григоряна, но он делал вид, что меня не замечает, так что можно было и пофотографировать.

Ушли.

Тут же после Григоряна вышел Семён. И мы втроём с Семёном и с Кирилом вернулись на выставку.

Я смеялась:

— Сейчас охранник опять увидит меня.

Так как вернисаж носил какой-то полулегальный характер, Саркисяна не было, и все работники норовили побыстрее разогнать полулегалов:

— Выход там, во двор!

— Да я хочу в зеркало посмотреться!

— А потом выходите туда! — настойчиво показывал он. — Во двор!

И тут я опять возвращаюсь.