Архив метки: Проект Россия

Новости архитектуры: поздний декабрь

  • Москва, которую мы потеряли
    Москва, которую мы потеряли
     

    Издательство «Объединенные проекты» представляет двуязычный (русский-английский языки) каталог-путеводитель по утраченным архитектурным сооружениям Москвы «Москва, которую мы потеряли».
    Основанный на выставке, организованной Музеем Москвы, он представляет 47 исторических фотографий из изданных на рубеже XIX — XX вв. альбомов фотографий Найденова и Павлова.

  • Архитектурный конкурс на проект пиццерии

    Международный конкурс Premio Le 5 Stagioni / до 30 января 2015:
    призовой фонд 15.000 Евро

    Ресторан как формат коммерческого заведения переживает сегодня этап бурных трансформаций. И успешное будущее этого важного сектора во многом зависит от инновационных составляющих и дизайна пространства, которое должно быть задумано не только как место, где вам продают услуги и товары, но и где делают акцент на качествах предлагаемого продукта, эстетических ценностях, не забывая об умении общения с клиентом.

  • Топ проектов в области устойчивого строительства
    Holcim Awards публикации
    Две публикации по региональным Holcim Awards 2014 были представлены. Специальный выпуск «А’А» всемирно известного архитектурного журнала L’Architecture d’Aujourd’hui оценивает выбранные Holcim Awards призовые проекты. Кроме того, журнал «Foundations» захватывает праздничное настроение пяти церемоний награждений 62 победивших проектов и их авторов.

  • Архстояние представляет экспозицию в рамках фестиваля «Зодчество»

Проект Меганом

справочная статья

Архитектурное бюро «Проект Мегано́м»

Основано в 1999 году.

Концепция

Работы бюро «МЕГАНОМ» располагаются в широком диапазоне от жилых домов до крупных общественных

зданий, реконструкции и градостроительных концепций.

Творческое кредо группы заключается в продолжении новой формой существующего пейзажа:

урбанистического либо естественного, создание гармоничного взаимодействия проекта с культурным

ландшафтом.

Избранные проекты и постройки

• Дом Меганом (1998, мыс Меганом, полуостров Крым, Украина)

• Павильон в Снегирях (поселок Снегири, Московская область, Россия, реализован в 1999 г.) (1 [3])

• Жилой дом в Соснах (поселок Сосны, Николина гора, Московская область, Россия, реализован в 2001 г.) (2

[4])

• Жилой дом на Николиной горе (Николина гора, Московская область, Россия, реализован в 2001 г.)

• Жилой дом в Горках-2 (поселок Горки-2, Московская область, Россия, реализован в 2004 г.)

• Бетонная квартира (Новый арбат, Москва, Россия, реализован в 2000 г.)

• Культурный центр «Типография» (Б. Путинковский переулок, Москва, Россия, реализован в 2000 г.)

• Х-парк (поселок Горки-2, Московская область, Россия, реализован в 2004 г.) (3 [5])

• Вилла Роза (поселок Х-парк, Московская область, Россия, реализован в 2004 г.) (4 [6])

• Жилой дом в Молочном переулке (Молочный переулок, д.1, Москва, Россия, реализован в 2003 г.) (5 [7])

• Вилла Остоженка (Молочный переулок, д.1а, Москва, Россия, реализован в 2004 г.) (6 [8])

• Рабочее пространство для Workshop Russia (русский павильон на Венецианской биеннале, Венеция,

Италия, реализован в 2004 г.)

• Жилой дом в Коробейниковом переулке (Коробейников переулок, д.6, 15, 17, Москва, Россия, реализован в

2005 г.) (7 [9])

• Luxury Village (деревня Барвиха, Московская область, Россия, реализован в 2006 г.) (8 [10])

• Театр Mercury (2003-2006, Luxury Village, деревня Барвиха, Московская область, Россия)

• Московский Дом Театра на Таганке (2003-2006, улица Земляной вал, Москва, Россия) (9 [11])

• Бутиковский центр (2003, Бутиковский переулок, Москва, Россия)

• Торгово-административный комплекс (2003, Цветной бульвар, д.15, Москва, Россия)

• Гостиница «Виктория» и жилой комплекс «Золотой пляж» (2006, Ялта, полуостров Крым, Украина) (10 [12])

• Жилой дом Sezam (2006 , Тель-Авив, Израиль)

Выставки, награды, конкурсы

• «Время перемен». RIBA. Лондон. 2002. Групповая выставка

• «Любимая вещь». «Арх-Москва». 2002. Групповая выставка.

• «Выставка одного объекта из коллекции современной архитектуры». Государственный музей архитектуры

имени Щусева. Москва. 2001 г. Персональная выставка.

• Международная выставка архитектуры и дизайна «Арх-Москва», Москва, 1999 — дипломант, 2000 —

дипломант, 2002 – дипломант, 2004 – дипломант.

• Выставка «Счастье. Город. Пространство в Европе. 1945-2000 годы.» Берлин, 2002г

• Выставка «V NICE» в Венеции, 2002 год.

• Выставка «The Flood» в Роттердаме, 2005 г.

• Международная выставка архитектуры и дизайна «Арх-Москва», Москва, 2006 год, «Архитекторы года»

• Московсковское биеннале архитектуры, 2008 год, выставка Персимфанс

Основные публикации

• «РИА Новости» 22/09/2009 «Речной вокзал в Перми будет реконструировать «Проект Меганом» [13]

• Журнал «Татлин» PLAN 1|3|55|2008 «MERCURY THEATRE» [14]

• «Независимая газета» 2010-05-19, «Сколково — это шарашка, как в романе Солженицына» [15]

• «Российская газета» № 5219 (140) от 29 июня 2010 г. «Школы получат современные залы» [16]

• «Forbes», июль 2010, «100 самых дорогих домов Москвы» [17]

• «Музеи России» 19.12.06 «Презентация книги «Проект Меганом» [18]

• «Проект Классика» X-MMIV [19]

Ведущие архитекторы

Основные партнёры: Юрий Григорян — руководитель мастерской, Павел Иванчиков, Илья Кулешов,

Александра Павлова.

Сотрудники бюро: Наталья Бункина, Светлана Бычковская, Ольга Власенко, Юлия Гунина, Дарья Дятчина, Дарья Емельянова, Елена Карташева, Юра Кузнецов, Татьяна Лагоцка, Татьяна Лапина, Павел Лысихин, Марианна Мамлеева, Борис Маркус, Наталья Мастарлеж, Костантин Мацегорин, Виктория Невзгодина, Ирэна Николова, Евгений Орданович, Елена Петрова, Аскар Рамазанов, Семён Расторгуев, Егор Садовсков, Мария Саксон, Игорь Скачков, Олеся Соколова, Наталия Татунашвили, Екатерина Титинкова, Лилия Фатхулина, Елена Хрекина, Елена Чаругина, Тимур Шабаев, Влад Шевченко

Ссылки

• Юрий Григорян [20] — интервью

• Проект Меганом [21] на выставке Арх Москва 2009

• Проект Меганом [22] на выставке Арх Москва 2005

• Рейтинг 20 лучших Московских здания 21 века [23]

Общая информация

Участники Юрий Григорян

Павел Иванчиков

Илья Кулешов

Александра Павлова

Штаб-квартира в Москве

Координаты Координаты: 55°45′07.02″ с. ш. 37°36′25.38″ в. д.55.75195° с. ш. 37.60705° в. д. [1] [2]55°45′07.02″

с. ш. 37°36′25.38″ в. д.55.75195° с. ш. 37.60705° в. д. [1] [2]

Дата основания 1999

Читать далее

Бродский наоборот Меганом

Александр Бродский строит без макетов. По крайней мере, может так. Лучшие свои вещи. Первую, например. Ресторан 95 градусов. На Клязьме.

Ноябрь. Может быть, начало декабря. Земля уже смёрзлась. По-над берегом ходит Бродский. Высматривается. Косится. Стряхивает с плеч снежок. Дышит на руки. Прячет нос в воротник. Знаменитый «человечек с носом» мелькает в пейзаже. Окажись здесь Александр Джикия, рисующий таких же, запечатлел бы. «Помню, как я удивился, увидев на многих картинках свой портрет. Это был точно я, но каким образом я туда попал?» — изумлялся Бродский на выставке тезки. Но случись в тот морозный тусклый денёк там Илья Уткин никак 95 градусов, может быть, и не вышло бы — он апологет квадратиков.

— Вбивайте!

— Чего?!

— Вбивайте! — говорит Бродский рабочим.

Выпили — поехало. Криво. Потом местные именовали причал 96 градусов — по количеству таковых в выглушенном тогда гастарбайтерами спирте.

— Надо переделать, — вмешивается бригадир.

— Нет-нет, — отстраняет его Бродский.

Распускает всех до завтра. Сам ходит, оглядывается. Бьёт ботинком новый ледок. Один. Земля безвидна. А потом — уже знает — с друзьями: водка, еда — горячая и простая, здешняя. Или вот ещё: с женой и чтоб дети бегали. Было бы где. И интересно.

— Папа! Папа! Там ыбы!

— Где-где?

— В по-у!!

Александр Бродский — архитектура

Архитектура присутствия. Местность рада. Для нее. Даже с ее участием. Вокруг уже вселенных в нее людей. По траекториям их счастья.

Причал не причал. Соображение какое-то. Зимой о лете. Из одиночества о близких, любимых. С какой-то тягой в их сторону.

. .

Александр Бродский — 95 градусов

.

Александр Бродский — 95 градусов (2)

*

У «Меганома» не так. Их много. Этот линию проведет, другой додумает. Третий в подвале соорудит. Четвертая сварочным аппаратом разделает. Макетов масса — порядка 60 у Театра на Таганке. Случаются и 1:1 — практикабли.

Отсюда, наверно, парадоксальное «вгрызаться в пустоту» (Юрий Григорян). Не населить — абстрагироваться. Уйти в «чистую форму». Не соучастие, как у Бродского, вещества — напротив: пурификация, амальгирование. Не случайна мечта Григоряна о золотом макете.

Также и доскональность изготовления. Заказчики соблазняются. Так было с «Деревней роскоши». Девелопер увидел, схватил, побежал: «Я нашёл то, что хотел!» У других и смотреть не стал. А был конкурс. Теперь Григорян так поступать студентам советует.

. .

Проект Меганом, Деревня роскоши

Бродский, как ребенок: лепит, а сам поднимает глаза… Аура какая-то. Задел существования: до и после. Ему всегда было трудно остановиться в своём фантазёрстве, повествовательности… Так маленькие рисовальщики создают миры. Вечно не успевает. Психология троечника. У «Меганома» — «отличника»: сделать с лихвой. Разница между «лишь наметить» и «освоить до конца». Если воспользоваться образом Евгения Асса: Бродскому достаточно сощуриться вдаль, осознать перспективу; Григоряну, по его же собственным словам в тексте о профессоре, непременно «подойти к горизонту и отбросить на него»… В случае Асса было: тень, у Григоряна, ну, допустим, солнечный зайчик или фонариком посветить типа того, которым Юрий Любимов на репетициях командует. Благо горизонты традиционно воспринимаются как самые малозаселенные пространства, иначе — «растворился бы от ужаса».

Предельная эмоциональность — точнее стремление ее изжить — ещё один пункт меганомовской методологии. Библейская амплитуда: «(н)и холоден, (н)и горяч». Не случайно пылающий белый в клубе 300 Юрия Григоряна уравновешивается углистым по рисунку черно-красным Александры Павловой. У самого Юрия мотив горения в последнее время застывает в белой кладке почти ледяного по ощущению куба со странно вытянутым пандусом — композиция «Без названия № 2» (на выставке «Русское палладианство», МУАР, 30 ноября 2008 — 14 января 2009). Характерно, что раньше этот объект был в южном исполнении — эскиз «Дом у моря», опубликованный в 1-ом номере русского журнала INTERNI, октябрь-ноябрь 2007. Этот дуализм изначален в методологии (доводимой до мифологии) объединения. Уже в первом проекте, давшем название группе, Меганом — инверсия пещеры и стеклянной балки: темень — свет, простор — схлоп, страшно — уютно и т.д. Потом этот принцип был отражен в кредо Юрия Григоряна: «Мираж — Реальность, Легкость — Тяжесть, Бутон — Плод, Свет, Форма, Социум, Мечта». Если им удастся противоположности объединить, не загасив, наверно, это мог бы быть прорыв в современной российской архитектуре. Отчасти, в динамике кредо Григоряна уже ритмически обозначен этот выход из дуалистической раскачки. Правда, четвертичные структуры всё еще предполагают внутренний антагонизм. Снятие его традиционно — в троичных анклавах. Ну, там если всё ещё в пространстве кредо, то, допустим, Мечту в метафизику опрокинуть (а то макет из золота — что за буржуинство? Жить у моря — тоже такой весьма посюсторонний вариантец). Творческой социальности — не касаемся, хотя она, безусловно, во многом определяет почерк. Ну, это как в начале поста: случился бы ресторан 95 градусов в российской архитектуре, будь Бродский с Уткиным также вместе? — ведь нет.

Примечательна в кредо Григоряна подчеркнутая субъектность высказывания. Здесь читается отсылка не только к известной стихотворной инструкции Иосифа Бродского (разумеется, любимый поэт Александра Бродского), но и к размышлениям практика и теоретика архитектурной поэзии Евгения Асса. Сравнить кредо Асса там же в рамках проекта ЦСА: «Стараясь достичь в архитектуре поэзии и теплоты, я пользуюсь своего рода стихотворной техникой, подбирая очень немногочисленные, но очень точные слова и соединяя их в очень точном порядке». Но практику Асса так просто в блоговых почеркушках, конечно, не ‘поосмысляешь’)).

Отмечу лишь неожиданный нюанс: эмоциональная амплитуда «меганомовского» спектра: сворачивается у Асса до устойчивого равновесия «архитектуры положительного нуля» (так он в своей монографии определил работы Буркхалтер и Суми) [1]. Суть дефиниции, взятой из физики: оптимальный баланс необходимого и достаточного. У Асса в методологии эмоциональный посыл оттесняется главенством здравого смысла, который в предпочитаемой профессором архитектуре становится искусством [2]. У Бродского доминируют — механизмы памяти и воспоминания («припоминания и узнавания» — в рефлексии Евгения Асса [3]). Философ начала прошлого века Федор Степун разделял память, обращенную к вечному (будущему) плюс всеобщему и воспоминания — к прошлому, преимущественно и прежде всего своему [4]. Не буду здесь подробно останавливаться на аспекте темпоральных стратегий данных авторов — это тема отдельно рассмотрена в научном тексте «Тернарная модель авторского самоопределения в интерсубъективном пространстве современной культуры» (доклад на Всероссийской научной конференции «Философия или новое интегративное знание», публикация в сборнике докладов, Ярославль, 2007). Замечу лишь, что у всех художественное время двоится: у Бродского, в соответствие с уже указанным тезисом Степуна, прошлое-будущее, у Асса — будущее-настоящее, у «Меганома» — настоящее-будущее. (Чтобы обосновать пришлось прибегнуть аж к формулам блаженного Августина)). Семён всегда ржал над моими, в частности научными текстами, где через запятую, допустим, со ШтоРаМагом могли оказаться Павел Флоренский, Людвиг Бинсвангер, Жиль Делез и др. .

.

*

У Бродского сооружения поделчаты, эскизны. Меганомовский объект с пломбой — ещё на стадии макета: «готов». «Слишком красива, почти уродец» — вывел Сергей Шаргунов в «Ура!» Условно преодоление этого крена в николо-ленивецком сарае — «архитектура по рецепту» — вроде как гибкая вещь. Но опять же рецептура отлита в стихотворной форме («слов не выкинешь») и мифологизирована (рост Александры Павловой как модуль). Есть в этом что-то неархитектурное: сверх, недо, над. Высокомерие формы над присутствием в местности. Оттого-то, наверно, меганомовские изобретения так рвутся из — взрываются просветами (просверлами), готовы истаять, как воск — визуально ещё вилла Роза до свечения парафиновых камушков Красной Поляны.

. .

Проект Меганом, восковой макет

«Если натурализм и графическая виртуозность архитектурного изображения слишком велики, если в них не остается места, куда бы могли проникнуть наше воображение или сомнение в реальности изображения, само изображение становится объектом нашего желания, и тоска по реальному объекту пропадает, поскольку в изображении ничто не указывает на возможную реальность за ним. Изображение больше ничего не обещает. Оно соотносится только с самим собой», — пишет Петер Цумтор в статье «Способ смотреть на вещи» [5].

У Бродского постройки, как макеты. У «Меганома» наоборот.

.

.

1 См. Евгений Асс. Следы/ фрагменты интервью в разных изданиях с 1990 по 2006 годы на сайте http://www.asse.ru/texts/articles/6/?pubs_page=2

2 Там же.

3 Евгений Асс. Портрет архитектора и [или/как] художника// Проект Россия № 41, 2007. – С. 72.

4 Федор Степун Пореволюционное сознание и задача эмигрантской литературы// Новый град, Париж, 1935, № 10, С. 12–28.

5 Петер Цумтор «Способ смотреть на вещи», 1988 © Перевод с английского Кирил Асс, 1998

Этажерка_люди2

Ольга Косырева

Ольга Косырева, INTERNI

Елена Гонсалес, Александр Змеул

Елена Гонсалес, Проект Россия, Александр Змеул

Александр Змеул

Александр Змеул

Александр Змеул

Александр Змеул

Александр Змеул, Мария Фадеева

Александр Змеул, Мария Фадеева, Ведомости

Этажерка_люди3

Мария Фадеева, Сергей Ситар

Мария Фадеева, Ведомости, Сергей Ситар, Проект интернешнл

«Из одного детдома?»

Мария Фадеева

Мария Фадеева, Ведомости

Сказала Рустаму Керимову:

– Смотри, сколько пользы я тебе нанесла!

Юлия Попова

Юлия Попова, Эксперт

[image]

Юлия Попова, Эксперт

Алексей Муратов

Алексей Муратов, Проект Россия

публикация в газете Завтра

КАК ЖИТЬ НЕЛЬЗЯ

Первая Московская архитектурная биеннале открылась. Программа насыщенная — аж до конца июня. Потоки людских масс, разбавленные встревоженными лицами архитекторов, в Центральном доме художника не иссякают. Движение определенно есть. Осталось выяснить — куда?

Архитекторы — народ эмоциональный. Главная архитектурная выставка страны АрхМосква всегда была под стать. Лейбл 2004 года — Тупик, когда все предаются меланхолии. 2005 — Х-файлы (загадочно улыбаются, обнажая исподнее архитектурного процесса). В 2006 — Звезды «звездят».

В прошлом году с пролонгацией на этот в кураторы выбился издатель ведущего архитектурного журнала страны «Проект Россия», идейный голландец Барт Голдхоорн, и — бац! Тема: городские пространства. У архитекторов вытянулись лица.

В этом же году им пообещали вырастить АрхМоскву до биеннале. И все радовались. Можно сказать, обнимались. И что вышло? Тема была заявлена «КАК ЖИТЬ» — самое страшное, что без какого-либо знака препинания в конце.

Традиционную некоммерческую экспозицию АрхМосквы на этот раз окрестили «Квартальный вопрос». Снова городские пространства в основном в элитных районах российской и украинской столиц. Может быть, и не все здесь элит-уровня, но буклеты по продаже говорят за себя сами. Попадись куратору в руки маркер, он бы, наверно, подписал: НЕ ТАК. В его терминологии это все равно, что Mersedes за цену Lamborghini. И далее начертил бы стрелочку: прямо и налево — в международный павильон. Здесь 15 ответов КАК НАДО. Нидерланды, Франция, Америка, Швейцария, Англия, Япония, Китай, даже Чили. Итого 12 стран. Гуманные, пластически нескучные и технологичные варианты социального жилья! Но знаете, если соорудят в Мытищах то, что представленный на выставке Аледжандро Аравена строит десятками тысяч в Африке, ничего доброго не выйдет. Наши покрасят в красный и скажут: «Хай-тек!» А хай-тек, знаете, сколько стоит?

Ведь сегодня в России архитектура — акcесcуар миллионеров. «Мы обедаем с толстосумами в шикарных ресторанах, — сказал архитектор этого года Сергей Скуратов, — а где-то параллельно существует огромное государство, для которого мы, архитекторы, не делаем ничего. Попроси меня сейчас построить дом для бедняка, я и не знаю, как это сделать. Наверно, и не смогу».

А архитектор позапрошлого года Юрий Григорян и вовсе мечтает макет из золота соорудить, и уже отливает из чуть менее дорогого муранского стекла.

В день открытия биеннале в ЦДХ устроили слушания Общественной палаты РФ. Ожидали чуть ли не самого господина Медведева, до своего президентства курировавшего нацпроект «Доступное и комфортное жилье». Но после Сталина и Никиты Сергеевича госуровень в архитектуре, известно, упал. Президент не приехал. Зато на прения неожиданно явились зодчие. Я, например, сидела в 13 ряду, справа от меня через пару персон сидел архитектор прошлого года Сергей Киселев, слева — герой нынешнего Сергей Скуратов. Слушали доклады о жилье — недоступном! фу, некомфортном! «Все равно, что «Жигули» по цене “Mersedes”, — кивал Голдхоорн.

Критик из Сибири Александр Ложкин заступился: «Перед архитектором сейчас вообще не ставится задача проектировать комфорт, лишь — извлекать максимум кв. м!» Новые квартиры — «застывшее бабло», воздухохраны. Не только в Москве, во всех городах-миллионниках.

«А архитекторы, — не выдержал тогда ведущий дискуссии главред журнала «Эксперт», член Общественной палаты Валерий Фадеев, — рэкетиры!» (Cобрался себе строить дом, как вдруг узнал размер гонорара архитектору). «Они все с телохранителями ходят!» — уличал он. Скуратов встал и пошел. И все увидели — без охраны. В одиночестве удалился и Киселев. Серые господа с напряженными шеями шныряли больше по-соседству.

В здании Третьяковки на Крымском валу в рамках также включенного в состав биеннале фестиваля «Под крышей дома» выставляли освеженный Генплан Москвы. «Новый Генплан не учитывает существующую систему финансирования строительства — широкоплечих ребят с большими чемоданами денег, которые захватывают участки в центре», — заметил архитектор Евгений Асс.

Москва сегодня самый буржуазный город мира. Здесь вращается порядка 80% средств огромной страны. Ни в каком другом мегаполисе нет такой мощной сцепки власти и капитала. Оттого-то, несмотря на эти «раковые» инвестиции, архитектура первопрестольной весьма провинциальна.

И это при том, что Москва — единственный растущий город страны. Остальные в редком случае стабильны, в основном — съеживаются, чему посвящена трогательная выставка исследовательского проекта «Убывающие города». Есть, например, такой в Ивановской области — Южа. Здесь самый высокий в России уровень безработицы — 39%. На месте бывших газонов — огороды. Центральная газета до сих пор называется «Светлый путь». И все, кто еще не уехал, мечтают уехать в Москву и обзавестись там квартирой. Человек в ключах (см. на снимке) — страшная метафора гуманоида, испорченного этим самым вопросом, провожает нас у выхода с экспозиции.

 

Фоторепортаж с Первой московской архитектурной биеннале

См. Фоторепортаж с Первой московской архитектурной биеннале

Вторая статья про Первую московскую архитектурную биеннале И ЖИТЬ — ХОЧЕТСЯ!

Еще статья про Московскую биеннале КАК ЖИТЬ ЧЕРЕЗ 5, 50, 500 ЛЕТ? в ЦИХ juornal.

Здесь есть даже мой собственный архитектурный проект, шутливо «Русская улыбка сэру Норману Фостеру». Здесь в блоге, как он создавался КУВЫРОК-АРХИТЕКТУРА.

Статья с Венецианской архитектурной биеннале МАКЕТ НА КОЛЁСИКАХ

См. также Фоторепортаж с Венецианской архитектурной биеннале.