Архив метки: сарай

Внутри Мегасарая: видео

Social Housing Revolution: workshop & competition
Theme: Social Housing
Place: Yaroslavl, Russia
Dates: 1-9 May
Construction budget: 9000 $

video: Inside Megastorehouse

С 1 по 9 мая 2012 г. в Ярославле, в живописном месте на берегу пруда в районе Толги компания «Народный архитектор» и информационный портал www.cih.ru, при поддержке кафедры «Архитектура» ЯГТУ проведут воркшоп, посвященный теме социальной архитектуры и инновационных подходов к типологии современного жилья.

Организаторами воркшопа ставится задача обучения участников творческому методу создания массово — доступной архитектуры, при минимальном бюджете строительства.

В рамках воркшопа, будет проведена акция, не имеющая в России аналогов — строительство экспозиционного образца дома в реальном времени, с пошаговым разбором каждого конструктивного и архитектурного решения участниками воркшопа. Приблизительный бюджет строительства составит 250 тыс. руб.

Архитектурные новости 5—6’011

цих.ру, Май — Июнь `011

Журнал

Арх Москва 2011 — фоторепортаж [96 фото] инсталляция «Изба читальня»

Анонсы

Конкурс: Дом на крыше 5—9.2011 Москва
Конкурс «Переосмысление побережья Майорки» 15.5.2011 — 4.11.2011 Испания
Конкурс «Объективность внутри 2011» 5 — 10.2011 Новосибирск
Конкурс «Laguna. Showroom. Project» 10.9.2011 Новосибирск
Доброфест: арт-объекты «Парка креативити» 24 — 26.6.2011 Ярославская область
Города : АрхФерма 23.7 — 7.8.2011
Посвятите 20 минут архитектуре 4 — 6.2011
Конкурс: Меняя облик — кинотеатр «Пушкинский» 2 — 6.2011 Москва
Конкурс «5 фасадов архитектуры» 9.2010 — 9.2011 Москва
Выставка Lighting Kazakhstan 2011 1-3.11.2011 Алматы
Открытый конкурс на создание архитектурного протообъекта «Сарай #11» 20.4 — 9.7.2011 Москва — Никола-Ленивец выставка на АрхМоскве

Новости Онлайн

cih.ru в фэйсбуке NEW
cihru в твиттере
Архитектурные новости в реальном времен

Мировые Архиновости

6|6|2011 Конкурс: Центр Истории АтлантыКонкурс Бакминстера Фуллера 2011. Разработка архитектуры будущегоПриём докладов: 65е собрание Общества историков архитектуры. Ежегодное совещание 2012Конкурс: Какой инструмент ваш? |Награда SparkOpenJapan 72-часовой ВоркСпринтПремия Blue 2012Проектирование и управление бетонными смесями, 15-е издание
4|6|2011 С BIP ШтутгардКонкурс: Яркие идеи освещенияКредитное плечо: Укрепление соседства с помощью дизайнаСеминар Расема и Джамала БадранаБиеннале архитектуры: Таллинн — Конкурс концепцийОбщий Бостон, Общая стройка |Триумф городаМанифест ДиверсизмаНовая премия талантов — «Время на планирование»Хельсинки требует идей!конкурс ОпораДумающее пространство — конкурс экологических границДизайн засушливых земель — открытый конкурс идей для модернизации американского ЗападаSibbesborg: Конкурс для устойчивого развития сообществаCentral Glass — Международный архитектурный конкурс
27|5|2011 Новые фасадыРоад-шоу: Посещение школы при А.А.Одна лабораторияВенеция и Санта-Моника: Архитектурные сопоставленияПриглашение к сотрудничеству: Доклады Бецалель #2Пересечение: Близость и СпектакльЛандшафтный журнал Paisajismo
25|5|2011 Конкурс Кливленд 2011Ежегодный конкурс дизайна НАСАДизайн Монреаль: открытый дом 2011Пан-канадский Городской конкурс дизайнаНовая книга — Проекты плотности
23|5|2011 Семинар-тренинг на основе результативного Дизайна в ДаккеАрхитектурная BARBIE ® дебютируетСохранить ДатуСеминар по ориентированному проектированию
22|5|2011 Студенческий конкурс Эд Бэкон 2011Конкурс проектов FutureShack 2011Конкурс: Олимпийский Парк Рио 2016

Блог

Графическая выставка «Грешные деньги» — публикация в газете «Завтра» и фоторепортаж

Видео

Боровое-Биосити

 

архитектура с профилактикой одиночества

Архитектор Петер Цумтор — прицкеровский лауреат этого года. Он не анахорет, но в студии этого швейцарца мало кто был, не говоря уже о доме. Последние 20 с лишним лет он живет в кантоне Граубюнден на юге Швейцарии. Здесь на хуторе Хальденштайн в 1986 году он построил себе дом из реек с квадратным окном. В этой постройке тогда уже практикующий архитектор Цумтор впервые узнал себя как автора. Сейчас это его студия: 12 сотрудников, сад и горы окрест.

Цумтор работает страстно и осторожно. Время в его объектах такой же строительный материал, как и — горы, солнечный свет, вода. Он сам назначает сроки реализации своих проектов, чтобы позволить, как он говорит, архитектурным «телам» полностью развиться. Темп, маркетинг, инвестиции вдумчивый швейцарец ненавидит. Когда узнал, что где-то в Германии фермеры деревни Вахендорф хотят построить часовню в честь Брата Клауса (Никлауса фон Флюэ), взялся за работу с условием символической платы — это любимый святой его матери. Проектировал и строил 5 лет (Музей Колумба по-соседству в Кельне — 10).

Посетив Москву, почувствовал, что современная российская архитектура — во многом воплощение ненавистного ему «экономического помешательства». Заинтересовала лишь Клязьма (постройки Пансионата Клязьминского водохранилища). Тотан Кузембаев показывал ему свои работы. Потом услышал: «Приезжай посмотреть на мои». И Тотан поехал. Пару раз заблудился и, отчаявшись, так и сказал таксисту в соседнем городке: «На хутор к Цумтору». Тот кивнул и отвез. Это поразило. Хуторяне также сразу указали на обитель архитектора.

В ответной речи на решение Прицкеровского жюри лауреат признался, что саморекламой не увлекался никогда. Однако его знают все: местные таксисты и коллеги на других континентах. В прошлом году его, например, чествовали японцы своей PraemiumImperiale («императорской премией») — апологета столь ценимой и в Стране восходящего солнца «осязаемой тишины» это поощрение удивило меньше, чем раскрученный Прицкер этого года. В зданиях Цумтора нет модных трендов, но — самообладание, самоочевидность, целостность, долговечность, чувственность, молчаливость, теплота. Список реализованных объектов скромен, но если сравнить его с перечнем полученных престижных наград, количество совпадет.

Дом, который первым среди построек швейцарского коллеги увидел Тотан, уже стал серо-белесым. Этот тот самый, построенный в 1986 году. С улицы, по-нашему, и вовсе — барак. Кроме квадратного окна во фронтоне, есть еще узкое, по боковой стене. Оба — на уровне второго этажа, первый — глухой. Дверь прямо с проезжей части без какого-либо крылечка или порога, за ней — кусок света. Как он здесь?

[image]

Боковина, обращенная к югу и в сад, — сплошь стеклянная. Прозрачные раздвижные панели фиксируют первый этаж: скрытый с улицы, он проницаем со двора. Выше, на втором этаже, стекло расчерчено рамами — дом-дерево: монолитный внизу, щелисто-ажурный наверху. Он словно растет из земли: цоколя нет, грунт поднимается, и древесный подол накрывает эти импровизированные «щиколотки».

[image]

Внутри — длинное во все сооружение вместилище самой простой рабочей обстановки.

[image]

Это уже на выходе, при воплощении проекта в простигмаченном лучами бетонном монолите могут оказаться обугленные «холодным огнем» остовы стволов, как в часовне Брата Клауса, что в Вахендорфе близь Кельна. А сочиняется все это из голубого пенопласта, такого же, что идет на поделки студентов в МАрхИ. «Великое искусство творится самыми простыми средствами», сказал Ле Корбюзье, соотечественник нового классика. И, кстати, не надо думать, что там шибко продвинутые строители. Часовню соорудили дилетанты: фермер-заказчик при помощи жены и нескольких друзей-добровольцев.

[image]

В доме по соседству, где Цумтор живет, у него персональная макетная мастерская. Небольшая комнатка вся сплошь увешанная весомым, приятным в руке инструментарием, по периметру — министанки. Мастер любит такие кубические очаги спокойствия — для концентрации в работе и медленного размышления. Есть ещё невысокая коробочка в плане 2 на 3 кв. м. Внутри от пола до потолка — книги: библиотека. Поглощает ее двусветная, тщательно отпропорционированная гостиная. Со второго этажа сюда — пара маленьких квадратных окон. Дом себе Цумтор, разумеется, также построил сам.

[image]

В жилище нет косяков. Узкие высокие двери из цельного бруса с длинным, дважды перпендикулярно сломанным стальным прутиком-ручкой идеально подогнаны к сквозным отполированным бетонным проемам. Также на окнах — стекло в металлической оправе, как заплатка, крепится прямо на фасад. Шторы, которых в доме мало, тоже снаружи. Внутри — лишь придуманные хозяином занавески: разные по ширине полосы ткани, крашенные вручную.

[image]

У окон — длинноногие столики с кубическими столешницами — тоже авторские, здешние: под стать всему тут вытянутому, с внятными квадратами на торцах. Цумтор заботлив к частному. Его знаменитые два гвоздя, что держат стальную пластину у истертого порога (деталь из книги «ThinkingArchitecture»), подобны печенью «Мадлен» у Марселя Пруста — наполняют тебя драгоценным веществом памяти и утонченных ощущений.

[image]

Насколько педантично собираются крупицы сосредоточенных пространств внутри, насколько же прямо хозяин дома демонстрирует открытость снаружи (в мастерской, напомню, было наоборот). Забор здесь условен — не выше барной стойки, 110 см — на него можно облокотиться и поговорить с соседом.

Внимание к ближнему — одна из любимых тем архитектурных упражнений мастера. Приют для стариков в соседнем Куре он решил в виде крытой внутренней улицы, на которую выходят кухни обитателей: пьешь чай, а мимо идет сосед — можно поздороваться и пригласить к столу. Это архитектура с профилактикой одиночества.

[image]

В том же Куре музей-футляр для римских руин. Он также сделан с мыслью о человеке — причем не только о посетителе, купившем билет. Здание напрочь лишено корысти. Два экспозиционных куба снабжены экранами: если вы приехали в неурочное время, можете заглянуть и рассмотреть экспонаты. Рядом с каждым экраном на столбике предусмотрительно ждет кнопочка: включать внутри свет.

[image]

Тотан был здесь вместе с автором, и вздрогнул, когда приблизился к экрану, а внутри засветились руины. Ему показалось, что здание реагирует на человека: «Датчики, что ли, какие?» Не заметил, как архитектор-хозяин услужливо коснулся столбика рукой. Цумтор — волшебник, но даже когда его нет рядом, магия в его постройках ощутима.

[image]

Термы в Вальсе Тотан впервые увидел ночью. Мягко подсвеченная панель с уже знакомыми квадратами — зияющими нишами и бельмами форточек в ряд. То, что сделало Цумтора всемирно известным, на самом деле — пристройка к санаторию, возведенному в 60-х годах.

[image]

Здесь Тотан и снял вполне современный по убранству яркий номер, как поговаривали постояльцы, тоже выполненный Цумтором. Но так уже говорят про половину спроектированного в Швейцарии. Утром Тотан отправился исследовать шедевр обстоятельно. Но не нашел его. Словно вытесанные в скале, сверху Термы кажутся просто зеленой площадкой с палисадником ламп-колокольчиков.

[image]

Цумтор часто пишет про внутреннее напряжение и силу, присущие лучшим архитектурным «телам». Только в таких зданиях материализуется покой. Вещественность здесь самодостаточна и обнажена. Сущности — камень и вода — любят друг друга, и архитектор помогает им выразить взаимное чувство. Здесь – радость стихий, осязаемая в шероховатых чувствительных бороздках темно-серого гнейса, страстно блестящего там, где стекает вода. Едва слышные вздохи, толчки, всхлипы капель и трения плит, вибрации податливой глади — здание звучит. В гротах, выделенных из общей расслабляющей пустоты, этот говор отчетливо артикулирован записью, сделанной по просьбе архитектора его другом-композитором. Где-то конусы света нежно касаются влаги, и она расцветает пахучим присутствием плавающих лепестков. Ощущение затопленных катакомб, но тепло и приятно. А тут — мистика темных струй, узкое вытянутое укрытие. За поворотом — внезапный всплеск ярких вершин на голубом небе — так случайно выплываешь в открытый бассейн…

[image]

Бывалые люди знают, что надо раздеться в номерах, оборудовав себя плавками и накинув халат. Тотан был настолько захвачен этой ритуальной динамикой места, что так и шел одетый. Пока вода не аукнулась при соприкосновении с подошвой в темноте. Тогда разделся, где был, и дальше уже продвигался вплавь. «Не помыться, а очиститься можно здесь».

.

Потом посетил Капеллу Святого Бенедикта. Маленькая деревенька в обоняемом облаке хлеба, сена, навоза. Встречает чем-то вроде силосной башни. Но нет: каплевидное в плане, обшитое дощечками жилище Бога.

[image]

Внутри странное ощущение, не сразу сообразишь: крыша, приподнятая полоской света, парит, пол не упирается в стену, сам ты словно выбит из равновесия — так и молись.

[image]

Вход с южной радостно загорелой стороны, гонт здесь золотисто-розовый и светится, мерцает, особенно на заре. Рядом лестница в небо — колокольня. С севера здание точно облокотилось, серое, покрылось мхом, плоть от плоти ландшафт. «Ему уже 1000 лет?» Цумтор мастерит пространства из времени и часто из первоэлементов — стихий, и построенное выглядит так, как будто было и будет всегда.

[image]

У Цумтора, ЭКА

Архитектурные новости 4—5’011

цих.ру, Апрель — Май `011

Анонсы

Графическая выставка «Грешные деньги», вернисаж 20.5.2011, Москва, Новая площадь д.3/4, кн. маг. «Циолковский»

Конкурс «Объективность внутри 2011» 5 — 10.2011 Новосибирск
Конкурс «Laguna. Showroom. Project» 10.9.2011 Новосибирск
Доброфест: арт-объекты «Парка креативити» 24 — 26.6.2011 Ярославская область
Города : АрхФерма 23.7 — 7.8.2011
Посвятите 20 минут архитектуре 4 — 6.2011
Конкурс: Полезная Мутация 2011 1.6.2011 Новосибирск
Конкурс: Меняя облик — кинотеатр «Пушкинский» 2 — 6.2011 Москва
Конкурс «5 фасадов архитектуры» 9.2010 — 9.2011 Москва
Арх Москва 2011 25—29.5.2011 Москва
Театральный кампус в Нью-Йорке 15.1 — 31.5.2011 Нью-Йорк
Выставка Lighting Kazakhstan 2011 1-3.11.2011 Алматы
Открытый конкурс на создание архитектурного протообъекта «Сарай #11» 20.4 — 9.7.2011 Москва — Никола-Ленивец

Журнал

А. Пименова, М. Степанова, Л. Канахистова, Д. Кириллова / Жильё против стихийных бедствий
TN PLUS и Бекман Н’Тепе / Новый зоопарк Санкт-Петербурга

Редакционное

Публикация ваших материалов на сайте ЦИХ.ру

Мировые Архиновости

19|5|2011 С-BIP — Изменение ПроизводстваSC2011 Испано-Китайский архитектурый конкурсПроект городского парка Абердина
17|5|2011 Чикагский Фестиваль фильмов об Архитектуре и ДизайнеИздание 29 Архитектура — IPad-приложениеЗаха Хадид / Une АрхитектураШотландский Шорт-лист 2011 года, Премия RIBAСимпозиум и выставка — Дизайн Детройта | PoolPlay / Летняя академия для архитекторов, музыкантов и дизайнеровАрхинект 3.0, Ланч Пати в Нью-Йорке
13|5|2011 Проект сохранения архивной архитектурно-проектной документацииНаграды Нью-ЛондонКонкурс: d3 — естественные системы 2011
12|5|2011 Стипендии Путешествий РотчАА Посещает школу — Черная гораАрхитектурная Студия: Шанхай
25|4|2011 Конкурс — Espacio MayteКонкурс идей — идеи на граниБольшое пятно без правил
18|4|2011 М.А. премия 2011ADA 2011 — премия архитектурных диссертацийКорзина с сокровищамиКонкурс: Звуковая комнатаКонкурс ландшафтного дизайна: resTOreКонкурс Мэдисон — дизайнАНО Исследовательский центр — Инаугурационные события — пятница 29 апреля
11|4|2011 Премия Барбары Каппочин: 2011Быть Захой ХадидИзменение климата, шанс городаЕвропейская премия по архитектуре Филиппа РоттхиераКонкурс статей для Международного журнала исламской архитектуры (IJIA)50-летие Общества искусства, религии и современной культуры: график заседанийПриём докладов: Этика и эстетика архитектуры и окружающей средыПолезная мутация 2011

Новости Онлайн

Архитектурные новости в реальном времени
ру: cihru в твиттере

Новости Архитектуры 3—4, 2011

цих.ру, Март — Апрель `011

Анонсы

Посвятите 20 минут архитектуре 4 — 6.2011
Конкурс: Полезная Мутация 2011 1.6.2011 Новосибирск
Открытый конкурс на создание архитектурного протообъекта «Сарай #11» 20.4.2011 Москва — Никола-Ленивец
Конкурс: Меняя облик — кинотеатр «Пушкинский» 2 — 6.2011 Москва
Конкурс «5 фасадов архитектуры» 9.2010 — 9.2011 Москва
Арх Москва 2011 25—29.5.2011 Москва
Театральный кампус в Нью-Йорке 15.1.2011 — 31.5.2011 Нью-Йорк
Открытый Международный Конкурс АрхИдея-2011 22.9.2010 — 26.4.2011 Татарстан
Выставка Lighting Kazakhstan 2011 1-3.11.2011 Алматы

Журнал

Антонио ди Оронзо / Cienna Ultralounge в Нью-Йорке

Мировые Архиновости

31|3|2011 Приём докладов: симпозиум Современное Католическое пространство — Лондон, 9-10/12/2011Летняя Академия PoolPlay для архитекторов, музыкантов и актеровЛондон: Информационный павильон Олимпийских игр
24|3|2011 Европан 114 конференция «Сделать Города Жилыми»
22|3|2011 Изобретательный архитектор: Открытый призыв поделиться идеямиКонкурс 2011: Мемориал ЭйзенхауэраХроно-топологии: Гибридная пространственность и мульти-темпоральностьПремия: Жилые Города Philips |Памятник Серкл, Индианаполис, конкурс идейKPF / AF премии — студенческие поездки 2011Приём материалов — Это не Шлюз
18|3|2011 Грант: Трансформируемая АрхитектураПроект Urbanite: конкурс Открытого городаКонкурс: Зеленые пространства
16|3|2011 Новая книга — «Беря, Оставляя, перемещаясь»Призыв к высказываниям — Пейзаж урбанизмаКлеменс Холзмейстер Holzmeister-архитектор в начале эры — Айдан БаламирКак понимать Церкви: Краткий курс в церковной архитектуреПриглашение к сотрудничеству — PLAT 2,0
14|3|2011 Религиозное Воображение в новой и новейшей архитектуре2011 PS1 Программа Премии Народного признания молодых архитекторовПриём материалов — Журнал Дизайн-исследованияКонкурс — SuvelaSURGEОдна премия — Открытый международный конкурс дизайна 6 БороСовременный дом — конкурс идейArticle25 — Объекты перемен
7|3|2011 Стипендии Джона и Магды МакхейлНовая площадь Тахрир — Международный архитектурный конкурсПРОЦЕСС 11Конкурс АРХИВ №2 — я второй ответчик
3|3|2011 Международный конкурс дизайна и архитектуры: d3 природных систем 2011Современные споры в области городского планированияБетон Хала 2011 — Международный архитектурный конкурсАрхитектурная премия ThyssenKrupp Elevator
2|3|2011 Конкурс — Обустройство после наводненияРецензия на книгу: Down Detour RoadМеждународный студенческий конкурс по архитектуре в четвертом измеренииКонкурс: Городское видение Венеции

Новости Онлайн

Архитектурные новости в реальном времени
ру: cihru в твиттере

сарайка, не сарайка

сарай, Меганом

Мне говорят:

— Это не сарайка.

— А что?

— Мужчинка двухнедельной небритости — сарай.

— Там Капля — модуль, сарайка.

— Ну, тогда это Капля в шубке.

*

Помню листала галерейку на сайте Арт-бля, а мне:

— Ну-ка, ну-ка. Вон там павловские шубки висят.

Арт-Бля

фото с сайта Арт-бля

Бродский наоборот Меганом

Александр Бродский строит без макетов. По крайней мере, может так. Лучшие свои вещи. Первую, например. Ресторан 95 градусов. На Клязьме.

Ноябрь. Может быть, начало декабря. Земля уже смёрзлась. По-над берегом ходит Бродский. Высматривается. Косится. Стряхивает с плеч снежок. Дышит на руки. Прячет нос в воротник. Знаменитый «человечек с носом» мелькает в пейзаже. Окажись здесь Александр Джикия, рисующий таких же, запечатлел бы. «Помню, как я удивился, увидев на многих картинках свой портрет. Это был точно я, но каким образом я туда попал?» — изумлялся Бродский на выставке тезки. Но случись в тот морозный тусклый денёк там Илья Уткин никак 95 градусов, может быть, и не вышло бы — он апологет квадратиков.

— Вбивайте!

— Чего?!

— Вбивайте! — говорит Бродский рабочим.

Выпили — поехало. Криво. Потом местные именовали причал 96 градусов — по количеству таковых в выглушенном тогда гастарбайтерами спирте.

— Надо переделать, — вмешивается бригадир.

— Нет-нет, — отстраняет его Бродский.

Распускает всех до завтра. Сам ходит, оглядывается. Бьёт ботинком новый ледок. Один. Земля безвидна. А потом — уже знает — с друзьями: водка, еда — горячая и простая, здешняя. Или вот ещё: с женой и чтоб дети бегали. Было бы где. И интересно.

— Папа! Папа! Там ыбы!

— Где-где?

— В по-у!!

Александр Бродский — архитектура

Архитектура присутствия. Местность рада. Для нее. Даже с ее участием. Вокруг уже вселенных в нее людей. По траекториям их счастья.

Причал не причал. Соображение какое-то. Зимой о лете. Из одиночества о близких, любимых. С какой-то тягой в их сторону.

. .

Александр Бродский — 95 градусов

.

Александр Бродский — 95 градусов (2)

*

У «Меганома» не так. Их много. Этот линию проведет, другой додумает. Третий в подвале соорудит. Четвертая сварочным аппаратом разделает. Макетов масса — порядка 60 у Театра на Таганке. Случаются и 1:1 — практикабли.

Отсюда, наверно, парадоксальное «вгрызаться в пустоту» (Юрий Григорян). Не населить — абстрагироваться. Уйти в «чистую форму». Не соучастие, как у Бродского, вещества — напротив: пурификация, амальгирование. Не случайна мечта Григоряна о золотом макете.

Также и доскональность изготовления. Заказчики соблазняются. Так было с «Деревней роскоши». Девелопер увидел, схватил, побежал: «Я нашёл то, что хотел!» У других и смотреть не стал. А был конкурс. Теперь Григорян так поступать студентам советует.

. .

Проект Меганом, Деревня роскоши

Бродский, как ребенок: лепит, а сам поднимает глаза… Аура какая-то. Задел существования: до и после. Ему всегда было трудно остановиться в своём фантазёрстве, повествовательности… Так маленькие рисовальщики создают миры. Вечно не успевает. Психология троечника. У «Меганома» — «отличника»: сделать с лихвой. Разница между «лишь наметить» и «освоить до конца». Если воспользоваться образом Евгения Асса: Бродскому достаточно сощуриться вдаль, осознать перспективу; Григоряну, по его же собственным словам в тексте о профессоре, непременно «подойти к горизонту и отбросить на него»… В случае Асса было: тень, у Григоряна, ну, допустим, солнечный зайчик или фонариком посветить типа того, которым Юрий Любимов на репетициях командует. Благо горизонты традиционно воспринимаются как самые малозаселенные пространства, иначе — «растворился бы от ужаса».

Предельная эмоциональность — точнее стремление ее изжить — ещё один пункт меганомовской методологии. Библейская амплитуда: «(н)и холоден, (н)и горяч». Не случайно пылающий белый в клубе 300 Юрия Григоряна уравновешивается углистым по рисунку черно-красным Александры Павловой. У самого Юрия мотив горения в последнее время застывает в белой кладке почти ледяного по ощущению куба со странно вытянутым пандусом — композиция «Без названия № 2» (на выставке «Русское палладианство», МУАР, 30 ноября 2008 — 14 января 2009). Характерно, что раньше этот объект был в южном исполнении — эскиз «Дом у моря», опубликованный в 1-ом номере русского журнала INTERNI, октябрь-ноябрь 2007. Этот дуализм изначален в методологии (доводимой до мифологии) объединения. Уже в первом проекте, давшем название группе, Меганом — инверсия пещеры и стеклянной балки: темень — свет, простор — схлоп, страшно — уютно и т.д. Потом этот принцип был отражен в кредо Юрия Григоряна: «Мираж — Реальность, Легкость — Тяжесть, Бутон — Плод, Свет, Форма, Социум, Мечта». Если им удастся противоположности объединить, не загасив, наверно, это мог бы быть прорыв в современной российской архитектуре. Отчасти, в динамике кредо Григоряна уже ритмически обозначен этот выход из дуалистической раскачки. Правда, четвертичные структуры всё еще предполагают внутренний антагонизм. Снятие его традиционно — в троичных анклавах. Ну, там если всё ещё в пространстве кредо, то, допустим, Мечту в метафизику опрокинуть (а то макет из золота — что за буржуинство? Жить у моря — тоже такой весьма посюсторонний вариантец). Творческой социальности — не касаемся, хотя она, безусловно, во многом определяет почерк. Ну, это как в начале поста: случился бы ресторан 95 градусов в российской архитектуре, будь Бродский с Уткиным также вместе? — ведь нет.

Примечательна в кредо Григоряна подчеркнутая субъектность высказывания. Здесь читается отсылка не только к известной стихотворной инструкции Иосифа Бродского (разумеется, любимый поэт Александра Бродского), но и к размышлениям практика и теоретика архитектурной поэзии Евгения Асса. Сравнить кредо Асса там же в рамках проекта ЦСА: «Стараясь достичь в архитектуре поэзии и теплоты, я пользуюсь своего рода стихотворной техникой, подбирая очень немногочисленные, но очень точные слова и соединяя их в очень точном порядке». Но практику Асса так просто в блоговых почеркушках, конечно, не ‘поосмысляешь’)).

Отмечу лишь неожиданный нюанс: эмоциональная амплитуда «меганомовского» спектра: сворачивается у Асса до устойчивого равновесия «архитектуры положительного нуля» (так он в своей монографии определил работы Буркхалтер и Суми) [1]. Суть дефиниции, взятой из физики: оптимальный баланс необходимого и достаточного. У Асса в методологии эмоциональный посыл оттесняется главенством здравого смысла, который в предпочитаемой профессором архитектуре становится искусством [2]. У Бродского доминируют — механизмы памяти и воспоминания («припоминания и узнавания» — в рефлексии Евгения Асса [3]). Философ начала прошлого века Федор Степун разделял память, обращенную к вечному (будущему) плюс всеобщему и воспоминания — к прошлому, преимущественно и прежде всего своему [4]. Не буду здесь подробно останавливаться на аспекте темпоральных стратегий данных авторов — это тема отдельно рассмотрена в научном тексте «Тернарная модель авторского самоопределения в интерсубъективном пространстве современной культуры» (доклад на Всероссийской научной конференции «Философия или новое интегративное знание», публикация в сборнике докладов, Ярославль, 2007). Замечу лишь, что у всех художественное время двоится: у Бродского, в соответствие с уже указанным тезисом Степуна, прошлое-будущее, у Асса — будущее-настоящее, у «Меганома» — настоящее-будущее. (Чтобы обосновать пришлось прибегнуть аж к формулам блаженного Августина)). Семён всегда ржал над моими, в частности научными текстами, где через запятую, допустим, со ШтоРаМагом могли оказаться Павел Флоренский, Людвиг Бинсвангер, Жиль Делез и др. .

.

*

У Бродского сооружения поделчаты, эскизны. Меганомовский объект с пломбой — ещё на стадии макета: «готов». «Слишком красива, почти уродец» — вывел Сергей Шаргунов в «Ура!» Условно преодоление этого крена в николо-ленивецком сарае — «архитектура по рецепту» — вроде как гибкая вещь. Но опять же рецептура отлита в стихотворной форме («слов не выкинешь») и мифологизирована (рост Александры Павловой как модуль). Есть в этом что-то неархитектурное: сверх, недо, над. Высокомерие формы над присутствием в местности. Оттого-то, наверно, меганомовские изобретения так рвутся из — взрываются просветами (просверлами), готовы истаять, как воск — визуально ещё вилла Роза до свечения парафиновых камушков Красной Поляны.

. .

Проект Меганом, восковой макет

«Если натурализм и графическая виртуозность архитектурного изображения слишком велики, если в них не остается места, куда бы могли проникнуть наше воображение или сомнение в реальности изображения, само изображение становится объектом нашего желания, и тоска по реальному объекту пропадает, поскольку в изображении ничто не указывает на возможную реальность за ним. Изображение больше ничего не обещает. Оно соотносится только с самим собой», — пишет Петер Цумтор в статье «Способ смотреть на вещи» [5].

У Бродского постройки, как макеты. У «Меганома» наоборот.

.

.

1 См. Евгений Асс. Следы/ фрагменты интервью в разных изданиях с 1990 по 2006 годы на сайте http://www.asse.ru/texts/articles/6/?pubs_page=2

2 Там же.

3 Евгений Асс. Портрет архитектора и [или/как] художника// Проект Россия № 41, 2007. – С. 72.

4 Федор Степун Пореволюционное сознание и задача эмигрантской литературы// Новый град, Париж, 1935, № 10, С. 12–28.

5 Петер Цумтор «Способ смотреть на вещи», 1988 © Перевод с английского Кирил Асс, 1998

никололенивецкая сарайка

паттерн, Проект Меганом

сарай, Никола-Ленивец, описание

[image]

что-то в этом, конечно, есть от стрельбы, от внедрения… От какого-то сжатия времени — мгновенной траты материи. На такое бы ушли годы — если бы камень — века, но у дерева нет веков. Очертания были бы мягче осязательней слепше грусть… А так — прозрение. Почти как переход. Мембрана. Поэзия агрессии. Лучше не трогать — плоть отомстит. Занозы за отверстия. Красота через боль.

рецепт абсолютно ритмизован

И все-таки жизнь. Дерево, на север… что-то растёт, и снова…

сарай в Ленивце

Сарай, Никола-Ленивец, Меганом

[image]

Подожженная вещь. И трава вокруг как будто пылает…

Недавно была на обсуждении студенческих проектов в Мастерской экспериментального проектирования Евгения Асса так там Григорян всё студентам что-то подвоспламенить советовал)).

Сарай, Никола-Ленивец, Меганом

а днём вообще форма-тихоня. И есть что-то в ней человеческое, какая-то щетинистость, укрытость. А ночью — проявление. Форма, которая живет. Такое редко бывает здание. Ну, в них живут — это да, а чтобы само существовало, спало, перемигивалось присутствием…

танцы, девушки танцуют внутри…

пиксели на фасаде…

кинотема Александра Бродского, только теплые тени

какая-то тут мотыльковость у людей