Архив метки: статья

Новости: поздний 2013й

«Роботизация и Москва» на Эхе

Эхо Москвы

Если собрать все типы торговли, существующей в настоящее время в Москве, получится интересная схема, на которой станут видны как глобальные тренды, так и локальные векторы влияний на отдельные виды торгового бизнеса.

Ни для кого не секрет, что городским властям удобнее работать с крупными фирмами и международными компаниями — работа так идёт эффективнее — меньше затрат времени и сил чиновника на единицу дохода, поступившего в городской бюджет (или не совсем городской)*. Да и публика здесь цивилизованнее, а иностранцы сами способствуют повышению качества торговли и не надо никому ничего объяснять — все говорят на «одном» языке… >>>

  • а также:

Город Денег и некоторые другие арт-объекты

Биодома

Новая статья в «цих journal»: «Биодома: Автономный дом биореактор-оранжерея для освоения болот и производства водорода». Автор: Юрий Шевнин.

Микромир

Органический мир до сих пор выступает как сумма несостоявшихся органов человека, которые превратились в особые формы и существа. Способность растений строить свои органы из неорганического вещества и бактерий является способностью, которой мог бы обладать человек. Единое «тело-дело» «человек — органический мир» до сих пор представляет собой систему взаимосвязанных, взаимозависимых, но физически отделённых друг от друга существ и форм. Человек и его дом с массой отходов может быть вписан в природный мир в качестве его органической составляющей. Дом выступает как частный случай разворачивания имманентных идей-функций — творческого потенциала человеческого организма (П. А. Флоренский), как становление полноорганности, то есть трансформации микро мира и космоса в непосредственное продолжение биологических органов человека (Н. Ф. Фёдоров), как метод одухотворения человека, параллельный с физической трансформацией телесности на пути «легчания». А. В. Сухово-Кобылин, он считал, что человеческий организм указывает на ряд аналогий между механизмом и организмом: микроскоп и глаз, насос и сердце, струна и ухо, дудка и гортань, электрический кабель и спинной мозг, телеграф и мозг, кожа и одежда, череп и дом…

Экоустойчивая архитектура будущего: большепролётные светопрозрачные здания и сооружения

Публикация в ЦИХ journal

В статье рассматривается вопрос развития современной экоустойчивой архитектуры. Анализируется возможность строительства нового типа большепролётных светопрозрачных зданий и сооружений, способных не только значительно расширить комфортное и безопасное пространство среды обитания человека, но одновременно, улучшить состояние наших городов. Автор предлагает обсудить особенности и свойства новой архитектуры, которая, по его мнению, сможет вскоре сделать наши города более экологичными, а так же придать им большую энергетическую целесообразность и общую привлекательность.

Автор: Алексеев С.П.

экоустойчивая архитектура

 

Eco Sustainable Architecture of the Future: Large-Span Translucent Buildings and Structures

This paper considers an issue of eco-sustainable architecture development. It reviews an opportunity of constructing a new type of large-span translucent buildings and structures, capable of not only expanding significantly the reach of comfortable and safe human environment but also improving liveability of our cities. A discussion is open regarding the features and properties of the new architecture that, in the author’s opinion, will soon make our cities more environmentally friendly, rendering greater energy efficiency and general attractiveness.

S. P. Alekseev

Published in a cih journal

PLAT Journal 3,5 — Модель плохого поведения — Приглашение к сотрудничеству

Реакция на кризис может спасти сегодняшний день. Но как мы действуем? Как недостойное поведение провоцирует изменения, игнорируя надлежащий этикет, нарушая правила или нарушая укоренившуюся практику? PLAT 3,5 приглашает совершить набег на модель недостойного поведения в виде проектов, фотографий, рисунков, эссе, фотографий, графики, манифестов, научных статей, философских странствий, напыщенных речей, разнообразных вещиц, и грязных шуток.

Игривые инверсии, подрывная деятельность, и версии извращающие представление того, как мы видим вещи приветствуются.

Целенаправленный вред открывает путь к новой практике. Подумайте как Марсель Дюшан, Хантер С. Томпсон или Фрэнк Заппа. Но в чём результаты недостойного поведения превосходят эффективность дисциплинированных действий? Как можно разумно управлять пульсациями правонарушений, дисциплинируя их? В чём суть работы и «трикстер» обычного поведения? И в чём именно эффективность всего этого юмора и нахальства в любом случае?

PLAT Journal 3.5 — MODEL MISBEHAVIOR — Call for Submissions 

Reacting to a crisis can save the day. But what about just acting out? How can misbehavior instigate

change by ignoring proper etiquette, breaking the rules, or disrupting entrenched practices? PLAT 3.5

invites forays into model misbehavior in the form of projects, images, drawings, essays, photographs,

prints, manifestos, scholarly papers, philosophical expeditions, rants, bagatelles, and filthy jokes.

Playful inversions, subversions, and versions of perversion change the way we see things.

Purposeful mischief makes way for new practices. Think Marcel Duchamp, Hunter S. Thompson, or Frank Zappa.

But what disciplinary measures result from this misbehavior? How can prudent wrongdoing ripple beyond the

discipline? What conventional behaviors is the trickster toying with? And what exactly does all of this

humor and cheekiness produce anyhow?

Новости архитектуры, октябрь

цих.ру, новости архитектуры: 9-10, 2012

Биеннале в Венеции

Панорама Венеции
Венецианский фоторепортаж :

ly Pavilion, Arsenale | Павильон Италии — видео | Le quattro stagioni | Субмарина вдалеке | People’s Republic of China | Китайский павильон | Магнитная стена | Flying caterpillar  | Павильон с линзами | Около итальянского павильона | ITALIA | WW2 monument — Riva dei Partigiani, Giardini | Венецианская лагуна | Павильон Финляндии | SpainLab | Арт-объект в SpainLab | Garden in the SpainLab | Finland pavilion | Финские макеты | Павильон Венгрии | Макетные столики | Hungary pavilion | Israel pavilion | Павильон Израиля: 2 этаж |USA Pavilion | Павильон Дании | Датский макет | Павильон северных стран | iLand | Russian pavilion | Павильон Кореи | Павильон Швейцарии | Switzerland pavilion | Кореец | German Pavilion | Мигрирующие пейзажи | Павильон Великобритании | Венеция на вынос |Traces of the centuries and future steps | Palazzo Bembo, Grand Canal | Каменная глыба | Параболоидная инсталляция | Венецианский кирпич | Венеция: туристическое фото | Portugal pavilion | Montenegro Pavilion

Анонсы

Архитектурный конкурс: «Гурманизация срЕды» (предварительный анонс)
Студенческий архитектурный конкурс «Tokyo Replay Center» 31.1.2013 Токио
NAYADA — экспонент Orgatec-2012 23—27.10.2012
Неделя дизайна в Испании 21 — 27.10.2012 Барселона, Валенсия, Испания
1ый Конкурс ландшафтных проектов «Terradeck. Outdoor systems в ландшафтном дизайне» 30.10.0212
Конкурс «Объективность внутри 2012» 5 — 12.2012 Новосибирск
Красивые деревянные дома 1—4.11.2012 Москва
Выставка «Красивые Дома 2012» 1—4.11.2012 Москва
Выставка «Красивые деревянные дома»  1—4.11.2012 Москва
Выставка «Освещение, Светотехника и Светодиодные технологии» 2012 30.10—1.11.2012 Алматы

Журнал

Яролавль и Москва — две системы ценностей

Мировые Архиновости

10|2012 Текущая работа: Альберто Калач | Грасхоппер: семинар по управлению данными — Кава де Тиррени, Салерно | Гибриды, вперёд! | Странная утилитарность: противоположный конец архитектуры | Музей Плюс (M +) — Конкурс дизайна | Латино-Американская архитектура Итоги фестиваля «Эко-Берег 2012» | Безопасный дом на случай Апокалипсиса Зомби | 5-я IABR: «Создавая город Стамбул» | Объявлены победители ONE премии 2012 | Глобальная Жилищная стратегия 2025, конкурс на лучший логотип | Серия архитектурных мастер-классов дизайнеров и архитекторов | Архтябрь 2012
9|2012 Арт-объект Татьяны Горбачевской и Кириакоса Чатципараскеваса | Театр: Между Традициями и современностью | Павильон Китая на Биеннале | Итальянский павильон на Биеннале | Норман Фостер на Биеннале

Блог

ШтоРаМаг 6, том 1
Венеция
Новости архитектуры: Лето — Осень
Архитектура движения, инсталляция
ШтоРаМаг 5,5
Итоги фестиваля «Социальная революция» в Ярославле
Ярославская Исследовательская группа, публикации

see also

cih.ru в фэйсбуке
cihru в твиттере

Новости архитектуры: Лето — Осень

цих.ру, новости архитектуры: 8-9, 2012

Журнал

Юрий Шевнин / Бионический конструктор ЭльПюль
Екатерина Капатун / Реабилитация прибрежной территории района Коровники
Диана Гундяк / Реабилитация ярославского мукомольного завода №1 и создание на его территории ландшафтно-градостроительного общественного комплекса

Проект

Stream City

Анонсы

Студенческий архитектурный конкурс «Высокие технологии Буэнос-Айреса» 30.9.2012 Буэнос-Айрес
Фестиваль «Архитектура движения» 9.2012 Ярославль
Неделя дизайна в Испании 21 — 27.10.2012 Барселона, Валенсия, Испания
Набор в школу картонного дизайна на базе мастерской «Made in Cardboardia» 21.09.2012
1ый Конкурс ландшафтных проектов «Terradeck. Outdoor systems в ландшафтном дизайне» 30.10.0212
Конкурс «Объективность внутри 2012» 5 — 12.2012 Новосибирск
Летняя школа PoolPlay 10 — 23.9.2012 Южный Тироль, Италия
Красивые деревянные дома 1—4.11.2012 Москва
Конкурс: Красивые дома 2012 1.10.2012
Конкурс: Красивые квартиры 2012 1.10.2012
Выставка «Красивые Дома 2012» 1—4.11.2012 Москва
Выставка «Красивые деревянные дома»  1—4.11.2012 Москва
Международный архитектурный фестиваль «Эко-берег» 28 — 30.9.2012 Сочи
Выставка «Освещение, Светотехника и Светодиодные технологии» 2012 30.10—1.11.2012 Алматы

Мировые Архиновости

9|2012 АРТ Москва-2012 | Студенческий конкурс жилья ARA-Home 2049 | Студенческий конкурс: Поколение Kingspan | Никола-Ленивец: «Сообщество. Пространство. Коммуникация» | Конкурс: Открытый Мозговой штурм | K.A.I.R. — Кошице: Резиденция художников | Хава Нагила: Песня для народа
8|2012 Архитектура поэтических действий | 12 Международный симпозиум Алвара Аалто: Изготовление — Ингредиенты | Семинар: Платформа цифрового дизайна | Тёплые хижины v. 2013: искусство и архитектура на льду | Глаз архитектора

Биеннале в Венеции

Аллея Джузеппе Гарибальди | Grafton Architects, Paulo Mendes da Rocha | Архитекторы Графтон, Паулу Мендес да Роша | Мост перед Арсеналом | Italy pavilion | Вариации Пиранези | the Piranesi Variations | проект Марсового поля | Пиранези Вариации |Бесконечные пятиэтажки | Диалог в деталях | Dialogue in Details | Hongkong and Shanghai Bank HQ | Crimson Architectural Historians | Campo Marzio | Улица Гарибальди | Вид с моста Академия | Вид на Гранд-канал с Академии | Common Ground | Latvia pavilionNorman Foster | Vessel | Арсенал, макет | Монумент модернизма | Инсталляция «Сосуд» | Vessel, Arsenale | Markli Architect | Музей Копирования | Арсенал, Инсталляция | Формоделатели | Фаршид Муссави | 3D-печать | Дом на сваях | Небоскрёб | Заха ХадидZaha Hadid | Anupama Kundoo | Башня Давида | Пиктограммы | Сводчатые конструкции | Обитаемые макеты | Инсталляция | Тень дома | Miyato-Jima Reconstruction Project | Макет | Павильон Кипра | Павильон Тайланда | Макет с деревьями | Макет с лампамиПавильон Косово | Павильон Македонии | Павильон Украины | Детальная схема | Световые кубы | Камни из соли | Mario Nanni | Утопия света | La luce dell’utopia | Электрогенератор | Radix | Источник

Публикации

«Tatlin Mono» №3 (32) 2012
«Tatlin News» №3 (69) 2012

Блог

Фестиваль «Архитектура движения» в Ярославле
Архитектурная Биеннале в Венеции
Tatlin Mono
конкурс иллюстраций «Большая маленькая девочка. Как приручить город»
презентация журнала TATLIN_MONO
Stream City
Новости архитектуры: лето, 2012

see also

cih.ru в фэйсбуке
cihru в твиттере

архитектура с профилактикой одиночества

Архитектор Петер Цумтор — прицкеровский лауреат этого года. Он не анахорет, но в студии этого швейцарца мало кто был, не говоря уже о доме. Последние 20 с лишним лет он живет в кантоне Граубюнден на юге Швейцарии. Здесь на хуторе Хальденштайн в 1986 году он построил себе дом из реек с квадратным окном. В этой постройке тогда уже практикующий архитектор Цумтор впервые узнал себя как автора. Сейчас это его студия: 12 сотрудников, сад и горы окрест.

Цумтор работает страстно и осторожно. Время в его объектах такой же строительный материал, как и — горы, солнечный свет, вода. Он сам назначает сроки реализации своих проектов, чтобы позволить, как он говорит, архитектурным «телам» полностью развиться. Темп, маркетинг, инвестиции вдумчивый швейцарец ненавидит. Когда узнал, что где-то в Германии фермеры деревни Вахендорф хотят построить часовню в честь Брата Клауса (Никлауса фон Флюэ), взялся за работу с условием символической платы — это любимый святой его матери. Проектировал и строил 5 лет (Музей Колумба по-соседству в Кельне — 10).

Посетив Москву, почувствовал, что современная российская архитектура — во многом воплощение ненавистного ему «экономического помешательства». Заинтересовала лишь Клязьма (постройки Пансионата Клязьминского водохранилища). Тотан Кузембаев показывал ему свои работы. Потом услышал: «Приезжай посмотреть на мои». И Тотан поехал. Пару раз заблудился и, отчаявшись, так и сказал таксисту в соседнем городке: «На хутор к Цумтору». Тот кивнул и отвез. Это поразило. Хуторяне также сразу указали на обитель архитектора.

В ответной речи на решение Прицкеровского жюри лауреат признался, что саморекламой не увлекался никогда. Однако его знают все: местные таксисты и коллеги на других континентах. В прошлом году его, например, чествовали японцы своей PraemiumImperiale («императорской премией») — апологета столь ценимой и в Стране восходящего солнца «осязаемой тишины» это поощрение удивило меньше, чем раскрученный Прицкер этого года. В зданиях Цумтора нет модных трендов, но — самообладание, самоочевидность, целостность, долговечность, чувственность, молчаливость, теплота. Список реализованных объектов скромен, но если сравнить его с перечнем полученных престижных наград, количество совпадет.

Дом, который первым среди построек швейцарского коллеги увидел Тотан, уже стал серо-белесым. Этот тот самый, построенный в 1986 году. С улицы, по-нашему, и вовсе — барак. Кроме квадратного окна во фронтоне, есть еще узкое, по боковой стене. Оба — на уровне второго этажа, первый — глухой. Дверь прямо с проезжей части без какого-либо крылечка или порога, за ней — кусок света. Как он здесь?

[image]

Боковина, обращенная к югу и в сад, — сплошь стеклянная. Прозрачные раздвижные панели фиксируют первый этаж: скрытый с улицы, он проницаем со двора. Выше, на втором этаже, стекло расчерчено рамами — дом-дерево: монолитный внизу, щелисто-ажурный наверху. Он словно растет из земли: цоколя нет, грунт поднимается, и древесный подол накрывает эти импровизированные «щиколотки».

[image]

Внутри — длинное во все сооружение вместилище самой простой рабочей обстановки.

[image]

Это уже на выходе, при воплощении проекта в простигмаченном лучами бетонном монолите могут оказаться обугленные «холодным огнем» остовы стволов, как в часовне Брата Клауса, что в Вахендорфе близь Кельна. А сочиняется все это из голубого пенопласта, такого же, что идет на поделки студентов в МАрхИ. «Великое искусство творится самыми простыми средствами», сказал Ле Корбюзье, соотечественник нового классика. И, кстати, не надо думать, что там шибко продвинутые строители. Часовню соорудили дилетанты: фермер-заказчик при помощи жены и нескольких друзей-добровольцев.

[image]

В доме по соседству, где Цумтор живет, у него персональная макетная мастерская. Небольшая комнатка вся сплошь увешанная весомым, приятным в руке инструментарием, по периметру — министанки. Мастер любит такие кубические очаги спокойствия — для концентрации в работе и медленного размышления. Есть ещё невысокая коробочка в плане 2 на 3 кв. м. Внутри от пола до потолка — книги: библиотека. Поглощает ее двусветная, тщательно отпропорционированная гостиная. Со второго этажа сюда — пара маленьких квадратных окон. Дом себе Цумтор, разумеется, также построил сам.

[image]

В жилище нет косяков. Узкие высокие двери из цельного бруса с длинным, дважды перпендикулярно сломанным стальным прутиком-ручкой идеально подогнаны к сквозным отполированным бетонным проемам. Также на окнах — стекло в металлической оправе, как заплатка, крепится прямо на фасад. Шторы, которых в доме мало, тоже снаружи. Внутри — лишь придуманные хозяином занавески: разные по ширине полосы ткани, крашенные вручную.

[image]

У окон — длинноногие столики с кубическими столешницами — тоже авторские, здешние: под стать всему тут вытянутому, с внятными квадратами на торцах. Цумтор заботлив к частному. Его знаменитые два гвоздя, что держат стальную пластину у истертого порога (деталь из книги «ThinkingArchitecture»), подобны печенью «Мадлен» у Марселя Пруста — наполняют тебя драгоценным веществом памяти и утонченных ощущений.

[image]

Насколько педантично собираются крупицы сосредоточенных пространств внутри, насколько же прямо хозяин дома демонстрирует открытость снаружи (в мастерской, напомню, было наоборот). Забор здесь условен — не выше барной стойки, 110 см — на него можно облокотиться и поговорить с соседом.

Внимание к ближнему — одна из любимых тем архитектурных упражнений мастера. Приют для стариков в соседнем Куре он решил в виде крытой внутренней улицы, на которую выходят кухни обитателей: пьешь чай, а мимо идет сосед — можно поздороваться и пригласить к столу. Это архитектура с профилактикой одиночества.

[image]

В том же Куре музей-футляр для римских руин. Он также сделан с мыслью о человеке — причем не только о посетителе, купившем билет. Здание напрочь лишено корысти. Два экспозиционных куба снабжены экранами: если вы приехали в неурочное время, можете заглянуть и рассмотреть экспонаты. Рядом с каждым экраном на столбике предусмотрительно ждет кнопочка: включать внутри свет.

[image]

Тотан был здесь вместе с автором, и вздрогнул, когда приблизился к экрану, а внутри засветились руины. Ему показалось, что здание реагирует на человека: «Датчики, что ли, какие?» Не заметил, как архитектор-хозяин услужливо коснулся столбика рукой. Цумтор — волшебник, но даже когда его нет рядом, магия в его постройках ощутима.

[image]

Термы в Вальсе Тотан впервые увидел ночью. Мягко подсвеченная панель с уже знакомыми квадратами — зияющими нишами и бельмами форточек в ряд. То, что сделало Цумтора всемирно известным, на самом деле — пристройка к санаторию, возведенному в 60-х годах.

[image]

Здесь Тотан и снял вполне современный по убранству яркий номер, как поговаривали постояльцы, тоже выполненный Цумтором. Но так уже говорят про половину спроектированного в Швейцарии. Утром Тотан отправился исследовать шедевр обстоятельно. Но не нашел его. Словно вытесанные в скале, сверху Термы кажутся просто зеленой площадкой с палисадником ламп-колокольчиков.

[image]

Цумтор часто пишет про внутреннее напряжение и силу, присущие лучшим архитектурным «телам». Только в таких зданиях материализуется покой. Вещественность здесь самодостаточна и обнажена. Сущности — камень и вода — любят друг друга, и архитектор помогает им выразить взаимное чувство. Здесь – радость стихий, осязаемая в шероховатых чувствительных бороздках темно-серого гнейса, страстно блестящего там, где стекает вода. Едва слышные вздохи, толчки, всхлипы капель и трения плит, вибрации податливой глади — здание звучит. В гротах, выделенных из общей расслабляющей пустоты, этот говор отчетливо артикулирован записью, сделанной по просьбе архитектора его другом-композитором. Где-то конусы света нежно касаются влаги, и она расцветает пахучим присутствием плавающих лепестков. Ощущение затопленных катакомб, но тепло и приятно. А тут — мистика темных струй, узкое вытянутое укрытие. За поворотом — внезапный всплеск ярких вершин на голубом небе — так случайно выплываешь в открытый бассейн…

[image]

Бывалые люди знают, что надо раздеться в номерах, оборудовав себя плавками и накинув халат. Тотан был настолько захвачен этой ритуальной динамикой места, что так и шел одетый. Пока вода не аукнулась при соприкосновении с подошвой в темноте. Тогда разделся, где был, и дальше уже продвигался вплавь. «Не помыться, а очиститься можно здесь».

.

Потом посетил Капеллу Святого Бенедикта. Маленькая деревенька в обоняемом облаке хлеба, сена, навоза. Встречает чем-то вроде силосной башни. Но нет: каплевидное в плане, обшитое дощечками жилище Бога.

[image]

Внутри странное ощущение, не сразу сообразишь: крыша, приподнятая полоской света, парит, пол не упирается в стену, сам ты словно выбит из равновесия — так и молись.

[image]

Вход с южной радостно загорелой стороны, гонт здесь золотисто-розовый и светится, мерцает, особенно на заре. Рядом лестница в небо — колокольня. С севера здание точно облокотилось, серое, покрылось мхом, плоть от плоти ландшафт. «Ему уже 1000 лет?» Цумтор мастерит пространства из времени и часто из первоэлементов — стихий, и построенное выглядит так, как будто было и будет всегда.

[image]

У Цумтора, ЭКА

Архитектурные новости 4—5’011

цих.ру, Апрель — Май `011

Анонсы

Графическая выставка «Грешные деньги», вернисаж 20.5.2011, Москва, Новая площадь д.3/4, кн. маг. «Циолковский»

Конкурс «Объективность внутри 2011» 5 — 10.2011 Новосибирск
Конкурс «Laguna. Showroom. Project» 10.9.2011 Новосибирск
Доброфест: арт-объекты «Парка креативити» 24 — 26.6.2011 Ярославская область
Города : АрхФерма 23.7 — 7.8.2011
Посвятите 20 минут архитектуре 4 — 6.2011
Конкурс: Полезная Мутация 2011 1.6.2011 Новосибирск
Конкурс: Меняя облик — кинотеатр «Пушкинский» 2 — 6.2011 Москва
Конкурс «5 фасадов архитектуры» 9.2010 — 9.2011 Москва
Арх Москва 2011 25—29.5.2011 Москва
Театральный кампус в Нью-Йорке 15.1 — 31.5.2011 Нью-Йорк
Выставка Lighting Kazakhstan 2011 1-3.11.2011 Алматы
Открытый конкурс на создание архитектурного протообъекта «Сарай #11» 20.4 — 9.7.2011 Москва — Никола-Ленивец

Журнал

А. Пименова, М. Степанова, Л. Канахистова, Д. Кириллова / Жильё против стихийных бедствий
TN PLUS и Бекман Н’Тепе / Новый зоопарк Санкт-Петербурга

Редакционное

Публикация ваших материалов на сайте ЦИХ.ру

Мировые Архиновости

19|5|2011 С-BIP — Изменение ПроизводстваSC2011 Испано-Китайский архитектурый конкурсПроект городского парка Абердина
17|5|2011 Чикагский Фестиваль фильмов об Архитектуре и ДизайнеИздание 29 Архитектура — IPad-приложениеЗаха Хадид / Une АрхитектураШотландский Шорт-лист 2011 года, Премия RIBAСимпозиум и выставка — Дизайн Детройта | PoolPlay / Летняя академия для архитекторов, музыкантов и дизайнеровАрхинект 3.0, Ланч Пати в Нью-Йорке
13|5|2011 Проект сохранения архивной архитектурно-проектной документацииНаграды Нью-ЛондонКонкурс: d3 — естественные системы 2011
12|5|2011 Стипендии Путешествий РотчАА Посещает школу — Черная гораАрхитектурная Студия: Шанхай
25|4|2011 Конкурс — Espacio MayteКонкурс идей — идеи на граниБольшое пятно без правил
18|4|2011 М.А. премия 2011ADA 2011 — премия архитектурных диссертацийКорзина с сокровищамиКонкурс: Звуковая комнатаКонкурс ландшафтного дизайна: resTOreКонкурс Мэдисон — дизайнАНО Исследовательский центр — Инаугурационные события — пятница 29 апреля
11|4|2011 Премия Барбары Каппочин: 2011Быть Захой ХадидИзменение климата, шанс городаЕвропейская премия по архитектуре Филиппа РоттхиераКонкурс статей для Международного журнала исламской архитектуры (IJIA)50-летие Общества искусства, религии и современной культуры: график заседанийПриём докладов: Этика и эстетика архитектуры и окружающей средыПолезная мутация 2011

Новости Онлайн

Архитектурные новости в реальном времени
ру: cihru в твиттере

Брод наступает

Бродский познакомился с пространством корпуса 6 давно, еще работая над общей интерьерной и архитектурной концепцией “Винзавода”. С тех пор архитектор мечтал о создании инсталляции, которая вписалась бы в залы корпуса. “Ночь перед наступлением”, по мысли Бродского, должна обыграть самые существенные характеристики пространства – плохое, вернее, проблемное освещение, огромные размеры, повышенную влажность.

[image]

6 корпус погружен в полную темноту. Единственными источниками света являются светящиеся объекты, расположенные внутри нескольких строений. Постройки, обитые полиэтиленом, напоминают парники, обычную примету дач и огородов России. Но название должно направить поток зрительных ассоциаций в другую сторону: перед нами – военный лагерь, скопление артефактов, вызывающее ощущение неясной тревоги.

Для Бродского “Ночь перед наступлением” — наиболее масштабная работа в творческой биографии. Ее жанр можно определить как “тотальная инсталляция”. Эта линия в отечественном искусстве идет от концептуалистов (Комар и Меламид, Ирина Нахова, Илья Кабаков). Но если для них это был выход за пределы картины и объекта к построению целостной художественной среды, то для Бродского, как архитектора, такой тип инсталляции – логичное ответвление характерного для профессии зодчего проектного мышления.

[image]

Предыстория инсталляции уходит в далекое прошлое, к безымянному объекту, созданному Бродским специально для одной из ярмарок “АРТ-МИФ” (прекратившей свое существование в середине 1990-х). Бродский, как и положено профессиональному архитектору, для каждого проекта заново переосмысляет уже освоенные формы и находки. Каждый раз ему удается повернуть знакомый мотив в совершенно другую сторону так, что зритель оказывается заново вовлечен в важнейшие темы Бродского: нестабильный баланс между уютом и энтропией, зыбкая граница между зданием как идеей и зданием как физическим телом. Так, в его интерьерных работах коммунальная квартира становится клубом (“Апшу”), а фанерный домик, собранный из элементов, стилизованных под строительный мусор, – павильоном (“Павильон для водочных церемоний”).

Мотив неопределенности очень важен для художника. У его объектов чаще всего нет определенной литературной основы. “Ночь перед наступлением” не исключение. Стремление работать с формой и фактурой исключает необходимость в заданном сценарии для произведения. Достаточно того, что обозначается обычно как «жилая среда». Материалы, выбираемые Бродским для художественных объектов, обычно отсылают к образу жизни среднего “маленького человека” с его “маленькими радостями”. Использованные чайные пакетики, рисование пальцем на стекле, отсылки к кукольным домикам и сувенирам, знакомые зрителям по последней выставке Бродского “Окна и фабрики”, в новом проекте дополнены полиэтиленовыми “парниками” с дачных участков.

ещё фрагмент из недавней статьи Владимира Паперного на Полит.ру:

«…ресторан «95 градусов» в Бухте Радости на Клязьминском водохранилище Александра Бродского. Это деревянное сооружение, где все вертикали наклонены под углом 95 градусов, поражает демонстративной оторванностью от современной строительной технологии. Все опубликованные в журналах чертежи было сделаны после строительства. По существу это была импровизация с лесоматериалами.

[image]

Я попал в этот открытый ветрам летний ресторан зимой, при температуре минус 30, в не соответствующей сезону калифорнийской одежде. Трудно предположить, что на замерзающего человека какая бы то ни было архитектура может произвести впечатление. Но эта произвела. Необычный прием наклона вертикалей создал два интересных эффекта. Со стороны он создавал эффект движения, ресторан казался плывущим кораблем. Внутри (особенно после стакана водки, поднесенного мне архитектором, озабоченным моим выживанием) наклонные вертикали постепенно становились нормой. И наоборот, все остальные сооружения долгое время казались неправильными. Посещение ресторана «95 градусов» было для меня, пожалуй, самым запоминающимся московским архитектурным переживанием».

Было весело, пока не кончились деньги

Мечта-река

Мечта-река — моя статья на ЭКЕ

Учебная мастерская Юрия Григоряна и Александры Павловой представила градостроительное исследование «Green river» (Зеленая река).

[image]

Авторы: Сергей Неботов, Даниил Никишин, Елена Угловская, Татьяна Корниенко, Айк Навасардян, Алексей Санду, Александра Коптелова, Ксения Васильева, Константин Лагутин.

В тексте: как профессор Евгений Асс сетовал на элитные особняки от студентов. Чем, по мнению председателя СА России Андрея Бокова, никогда не будут заниматься здравые столичные архитекторы, а студенты Юрия Григоряна и Александры Павловой стали. (Их руководитель, кстати, когда-то на обсуждении в Мастерской экспериментального проектирования Евгения Асса призывал к красивым «безумным идеям»). Дефицитный ресурс московского архпроцесса. Из чего вышла постперестроечная архитектура Москвы? И какие у нее рудименты? Интравертность ранних построек «Проекта Меганом»: вилла «Остоженка» (первый подземный частный дом в центре Москвы) и др. и экстравертность последних: прозрачный офисный комплекс «Эфир», «Московский дом театра на Таганке» с 20-метровым окном-экраном. Но у студентов интервенция общегородского размаха: парковый коридор через всю столицу + запуск общегородского механизма дезурбанистической мутации.

[image]

Как студенты Юрия Григоряна и Александры Павловой оспорили заветы Екатерина II, коим следуют российские урбанисты до сих пор. И какая новая социальность следует из нового этикета пространства.

[image]

Альтернатива дачному дублю города — чисто российскому ноу-хау. Счастье москвичей-аборигенов.

[image]

Фирменный знак «Проекта Меганом» — объединение противоположностей — здесь иллюстрируется сопряжением концепций-антиподов: НЭРа и экстрем Леонида Павлова.

У одного из авторов «Нового элемента расселения» профессора МАрхИ Ильи Лежавы в годы студенчества учился Юрий Григорян. [Мне Дмитрий Долгой, помню, рассказывал и ещё какая-то присказка про что-то типа «прибежала, налажала, убежала». И ещё про то, как их группу отправляли на стажировку в США, и к ним Григорян пробрался, хотя его параллельную никто туда отправлять не собирался].

Леонид Павлов — отец Александры Павловой.

Так, НЭР провозглашает мерой городского пространства — человека. А одна из «экстрем» Леонида Павлова гласит: «Архитектура не масштабна. Архитектура призвана служить обществу, а не отдельному человеку. Нет никакой необходимости искать единого масштаба сооружений и соотносить его с человеком, как физической единицей. Архитектура измеряется не человеком, а требованиями общественного развития. Она стремится к полной независимости от масштаба, так как масштаб сковывает ее возможность удовлетворять общественные нужды».

[image]

Для градостроительной поэтики НЭРа централен принцип «прерывности развития» городской ткани. А главный мечтатель советского модернизма Павлов утверждает: «Архитектура не конечна. Архитектура, безусловно, бесконечна. Она стремится в пределе, к единству всей жизненной среды, в которой существует человек, охватывая все проблемы — от отдельного дома до градостроительства и расселения. Архитектура нигде не начинается и нигде не кончается. У нее, как и у части бесконечности не должно быть начала и конца, середины и края, низа и верха, бесконечна она и во времени. Архитектура стремится к бесконечности максимум и к бесконечности минимум».

[image]

И как всё это дело предсказал в своей концепции «Антикондиционализм» сотрудник «Проекта Меганом» архитектор Семен Расторгуев. [Сам уже смеётся: Я у тебя уже там как «кремлевский мечтатель».]

[image] [image]

И наконец, концептуальный исток от Александра Бродского: его образ: Москва как нефтеносное поле. В ней пытаются пробурить как можно больше скважин и выкачать из территории все, что можно. Защитники же города выглядят жалкими ботаниками, лепечущими про ценную травку, когда сзади уже ставят буровые установки.

[image]

«Green river» — также как студенческий проект учебной мастерской Юрия Григоряна и Александры Павловой называется крупнейшее в мире месторождение нетрадиционной нефти в штатах Колорадо, Вайоминг и Юта (США). Нетрадиционной называется нефть, которая не фонтанирует непосредственно из скважины, а извлекается из нефтесодержащих веществ, что также ведет к оздоровлению и регенерации территорий. Это то же «черное золото», только технология его добычи —другая, более вдумчивая и бережливая и т.д.

[image]

Мечта-река — это, правда, моё название, слишком поэтичным, что ли, показалось, Лара его в «Москва. Будущее. Одичание» переделала. Моих расслабленных на побережье родного юга сил не хватило, чтобы опротестовать.