Ольга Орлова home page
 




     Зеленая архитектура Ярославля

   Срубить нельзя помиловать?

На Волжской и Которосльной набережных Ярославля срубили более десяти вековых лип. По версии одного из наших собеседников, это равносильно намеренному разрушению памятников старины, исторически рожденной красоты и неповторимого изящества нашего города. По версии другого собеседника, это вынужденная мера, обусловленная сжатыми агротехническими сроками, недостатком рабочей силы и осуществленная с «благословления» комиссии дендрологов.

Архитектор-реставратор Вячеслав Иосифович Сафронов

В Ярославле старейшая в России набережная. И вековые липы – раритет, - считает Вячеслав Иосифович. - Они молчаливые хранители истории города. Их сажали еще при генерал-губернаторе Безобразове. Липа живет до 500 лет, а липам, которые недавно срубили на Волжской набережной, не исполнилось еще и 200… В Москве и Санк-Петербурге сейчас некоторым деревьям стали придавать статус памятников природы.

Каждое вековое дерево формирует свое уникальное эстетическое пространство, включается в пейзажную картину города. Количество вековых деревьев в Ярославле сопоставимо с количеством наиболее ценных памятников истории и культуры, и состояние их примерно одинаковое. Следуя логике «озеленителей» города, вековые раритеты следует убрать. Это будет сомнительный подарок к 1000-летию древнего города. Также как и памятники архитектуры культурный исторический ландшафт во всем цивилизованном мире находится под охраной государства. В Европе вековые деревья считаются богатством и гордостью национальных парков. Каждое вековое дерево имеет свое пространство, статус, паспорт, за ним ухаживают, при необходимости – лечат. Нельзя высылать рабочих с пилами и топорами в уникальные исторические зоны, даже не спросив мнения историка, ландшафтного архитектора, архитектора-рестовратора. Такой – исключительно дендрологический – подход возможен лишь где-нибудь на окраине города, где речь не идет о ценных породах деревьев и их вековых представителях. Иначе под лозунгом «Уберем нездоровые деревья» можно срубить всю зеленую летопись древнего Ярославля. Как это, например, произошло в Петропавловском парке, следуя благим намерениям «оздоровления» которого срубили старейший вяз, считавшийся самым большим деревом в ярославских парках.

Видимо, вместо применения хирургических экстренных мер, надо беречь и тщательно культивировать каждое древнее дерево. Однако делать это надо опять же очень осторожно и профессионально. Много вопросов у архитекторов, заботящихся о сохранении исторического, в частности формируемого зеленой архитектурой, облика города, вызывает и так называемая формовочная и омолаживающая обрезка и стрижка деревьев, в результате которой зачастую вместо шикарной кроны остается «невразумительный шарик». Известна и заявленная некогда еще профессором И. Б. Пуришевым и не раз поднимавшаяся ярославскими историками и архитекторами проблема разросшихся вблизи памятников истории и архитектуры низкосортных пород деревьев, которые и эстетики пейзажу не добавляют, и уникальные сооружения собой загораживают. Так испорчена не одна видовая точка у ансамбля Кирилло-Афанасьевского монастыря (на площади Челюскинцев), практически закрыт обзор ансамбля в Коровниках. Прокомментировать ситуацию мы попросили начальника отдела зеленого хозяйства Департамента городского хозяйства мэрии города Ярославля Александру Васильевну Солодцкую.

Александра Васильевна Солодцкая

Липы, которые были срублены на Волжской набережной, угрожали падением. Это подтвердила выходившая на место комиссия дендрологов. Убрать липы необходимо было именно сейчас – иначе летом, когда деревья покрываются листвой, кроны начинают парусить под ветром, и прогнившие стволы могли не выдержать, рухнуть. А набережная – место прогулок горожан. Большие пни, оставшиеся на месте лип, – это временное явление. Скоро их ликвидируют специально приобретенным аппаратом – дробилкой пней. А вообще к нам сейчас обращаются многие жители домов на набережной с просьбой срубить растущие под их окнами и загораживающие им свет деревья. Особенно таких просьб много стало поступать в последнее время, когда электричество подорожало. Мы, разумеется, отстаиваем и защищаем эти деревья.

Формовочная обрезка и омолаживающая стрижка деревьям необходимы. Если бы два года назад мы не провели бы их для деревьев на улицах Андропова, Советской, Свободы, сегодня мы недосчитались бы уже многих из продолжающих сейчас расти там деревьев. Нам некогда спорить. У нас маленькие агротехнические сроки: с середины марта, когда среднесуточная температура не ниже 10 ° С, и до начала мая, пока не началось сокодвижение. В этом году мы уже омолодили деревья на Московском, Ленинском проспектах, отчасти на Волжской набережной. Хотя всего необходимого объема работ мы на ней выполнить не успеем. У нас слишком маленький штат. В Санкт-Петербурге, например, в штате более 100 человек, и они там успевают все подстричь.

Что касается разросшихся вблизи памятников истории и архитектуры низкосортных пород деревьев, могу ответить, что сорных деревьев для нас не существует. В городе очень серьезная экологическая обстановка, и беречь надо любые деревья. Выбраковка возможна, согласно СНиПам, если дерево располагается к зданию (будь то памятник или какое-либо другое) ближе 5 м.

У каждого из собеседников – свои резоны. Однако, вероятно, не всегда возможно «алгеброй гармонию проверить». И сухие правила и нормативы, которыми руководствуются в своей деятельности чиновники, возможно, требуют порой неравнодушного и эстетически предвзятого истолкования.

 

 

ra design studio
nt-n.da.ru
e-почта o-rl@mail.ru
гостевая
  дальше:
следующая страница
    
галерея денег
центр исследования хаоса
ШтоРаМаг
  © Ольга Орлова Газета Га