Ольга Орлова home page
 




    

Пространственная режиссура эмоций — Архитектура как перфоманс — Мистический реализм — Дегуманизация пространства — Новая социальность — et setera

 

В процессе работы над новым проектом культурно-развлекательного центра Григорий Дайнов реализовал кредо весьма уважаемого им архитектурного бюро столицы «Проект Меганом», а именно «позволил себе находиться в состоянии эксперимента». Он, сознательно абстрагируясь от всех «нравится» и «не нравится», методично выстроил и эскизно изобразил несколько градостроительных ситуаций, каждой из них непредвзято пытаясь определить оптимальное соотношение между новым объектом и уже сложившимся контекстом. Сначала контекст осознавался традиционно: градостроительный.

…На одном из эскизов – «дом», обычная коробка с окнами, дверями. Это была увенчавшаяся успехом попытка урезонить заказчика… Не вписался в существующую застройку и диаметрально противоположный первому наброску ассиметричный объем из камня, чем-то напоминающий сооружения мистической Захи Хадид. Тогда стало ясно: никакими традиционными способами здесь не обойтись…

Автор стал искать другие контексты. Сначала избрал растительный. Бульвар славится своими вековыми липами. И в здании обыгрывался этот мотив: в стеклянном объеме автор разместил прямые и полунаклонные колонны… Идея оказалась интересной и визуально решена была очень эффектно, но автор не унимался… В поиске новых контекстов очередь дошла и до ландшафта. Архитектор ощутил, что объект нужно трактовать не как часть застройки, а как часть ландшафта! Причем ландшафта не только природного в его современном известном нам виде, но и исторического.

С точки зрения развития ландшафта территория, предназначенная для размещения объекта, оказалась интересной. В XIII веке здесь проходила дуга укреплений от Волги до Спасского монастыря. Позже, в XVI веке, был насыпан земляной вал и вырыт ров, впоследствии заполненный водой. В XVIII - XIX веках бульвар менялся, на его месте вырастали и вновь сносились деревянные постройки: ресторан, театр, кинотеатр и т.д. К 30-м годам XX века в общих чертах сложился знакомый нам облик бульвара: он получил регулярную структуру аллей вдоль верхнего и нижнего пешеходных направлений, сохранившаяся до наших времен разница в высотах которых составляет порядка 80 - 100 см .

С учетом особенностей ландшафта и сложившихся пешеходных линий наземный объем здания архитектор расположил вдоль бульвара, сохраняя при этом движение и по нижней и по верхней его аллеям. Далее разграничил в здании два уровня: наземный и подземный. А после принялся за режиссуру эмоций будущих прохожих и посетителей центра. Причем демократично уравнял их в правах: здание центра будет сквозным.

Прогуливаясь по нижней аллее бульвара, посетитель сможет пройти сквозь здание и в процессе получения определенного опыта пребывания в нем, следуя заданному архитектором сценарию переживаний, решить: пройти мимо или все-таки зайти внутрь. Еще в качестве одного пространственного аргумента в пользу решения зайти внутрь автором предусмотрен удобный пандус, ведущий в подземный уровень объекта. Никаких лестниц, заставляющих ежесекундно поглядывать под ноги, в этом здании не будет. И посетитель будет полностью отдан во власть ощущений...

Сооружение, по замыслу автора, должно быть достаточно тактильным, текстурным: рельефы натурального камня, имитация некогда проходивших здесь городских стен… Новое подземное пространство будет ассоциироваться с прошлым, свидетельства которого запрятаны сейчас под многими культурными слоями… Эффектное освещение и новейшая компьютерная техника создадут некий информационный клубок, который разными средствами (звук, цвет, возможно, голография) расскажут об истории этих мест и города в целом... Возможно, в подземном уровне здания разместятся и инсталляции, основу которых могут составить найденные в процессе строительства и предварительных раскопок экспонаты...

Совершенно иные, контрастные «подземным» впечатления можно будет получить, пройдясь по второму, ведущему наверх пандусу, который также плавно трансформирует дорожку аллеи на этот раз в кровлю здания… Это новая точка обзора – аллюзия на проходивший здесь некогда земляной вал. Нерукотворной террасой над ней склонятся вековые липы... Здесь можно будет спокойно попить чай, кофе и понаблюдать за «кинофильмом» бегущих мимо улиц… А «пленочный» (то есть просто неглубокий) бассейн у подножия здания любителям исторических драм напомнит о некогда пролегающем здесь рве, наполненном водой…

Такой как в проекте нового культурно-развлекательного центра на Первомайском бульваре исторической доскональности концептуально воплощенной в проекте современного здания в Ярославле еще не было. Фальсификаций истории - сколько угодно. А осмысления и диалога с ней, причем на языке современных форм, определенно, еще не было.

Автор в этом проекте организует не только пространство, но и время. А организуя и то и другое, сплетает их в драматургию практически ритуального действа. Мистики, которые в своем духовном «делании» доходят до основ мироздания, прослеживают именно такую непреложную последовательность: эмоция рождает время, время рождает пространство, пространство возвращается к человеку эмоцией... Чем-то творческий метод Григория Дайнова сопоставим с логикой мистического восхождения. Я бы назвала его мистическим реализмом, при котором эмоции автора вступают в диалог с временными пластами участка и воплощются в пространственные объемы сооружаемого на этом участке здания, архитектуру, способную порождать эмоции у пребывающего в ней.

Впрочем, из сценарной проработки траекторий движения и пространственной режиссиры эмоций рождается еще одно новое качество сооружения Дайнова: архитектура как перфоманс. Сначала сформулировала этот принцип, описывая предположительные променады в новом центре Дайнова, а потом, к своему сожалению, наткнулась на программный лозунг Тома Мейна (основателя известного бюро «Морфозис»), который так и звучит: «архитектура как перфоманс!» «Архитектура, - комментировал свое кредо Мейн, - должна быть чувственной (или эмоциональной? - прим. О.О.), нам интересно прежде всего восприятие зрителя, эмоциональное воздействие, которое оказывают на него сложные формы».

Григорий Дайнов, по всем правилам жанра перфоманс работает пространством, временем, в частности историческим, расстоянием, длительностью пребывания в этом пространстве и времени, изменением созерцательной позиции зрителя-участника, стремится к обострению его восприятия... Питер Нойвер отмечал в качестве слабости современной архитектуры – ее отрыв от современного искусства. «Вспомните, чем питалась архитектура модернизма, - взывал Нойвер к племени современных архитекторов и напоминал: авангардом в живописи, авангардом в искусстве. Конструктивизм непредставим без Малевича. А где в архитектуре сегодняшний авангард?... А ведь это мощнейшие источники архитектурного смысла»...

Что касается, функции здания, предположительно на первом надземном уровне здания может располагаться, например, литературное кафе. «Место просто очень литературное», - прокомментировал свою идею архитектор. Подземный уровень можно существенно развить: там могут быть сосредоточены функции, не требующие естественного освещения, – кинозал, боулинг или, например, интернет-кафе. Ведь Первомайский бульвар является одним из основных туристических направлений, связывающих центр города с речным вокзалом. Здесь туристы смогут не только получить первичную информацию об истории Ярославля, прогуливаясь по музеифицированным холлам, но и тут же, не дожидаясь прибытия в гостиницу и не мучаясь с отсылкой международных SMS , поделиться впечатлениями об увиденном, отправив письмо по Интернету… Но функциональная «начинка» здания еще будет уточняться. Известно, что Первомайский бульвар всегда был местом для променада солидной публики, но в этом плане в последнее время многое изменилось… И исторический подход, предложенный архитектором, может сыграть здесь злую шутку.

 


Проект нового культурно-развлекательного центра на Первомайском бульваре Проект нового культурно-развлекательного центра на Первомайском бульваре Проект нового культурно-развлекательного центра на Первомайском бульваре

Григорий Дайнов: Понять, что есть архитектура

Свою знаменитую часовню – памятник народному ополчению Минина и Пожарского, – растиражированную на тысячерублевых купюрах, Григорий Дайнов спроектировал примерно через год после окончания университета. Вообще крупные удачи талантливых архитекторов настигают обычно достаточно рано. Это потом уже наступает некий период «богооставленности», «музоотставленности» и т.д. (у всех это по-разному называется). Но суть явления одна: ранняя победа рождает чувство опустошенности, и здесь уже выход надо искать самому, делать над собой усилие (вдохновения в это время обычно не бывает)… Иначе – останешься автором одного (не считая текущей поденщины), пусть и замечательного проекта…

Тут, конечно, можно спасаться бегством. Впрочем, от себя, как гласит народная мудрость, не убежишь… Но смена обстановки иногда помогает. Григорий Дайнов выиграл грант на учебу и стажировку в Америке. Уехал. В течение года учился по специальности «архитектура» в Университете Мичигана и проходил стажировку в фирме одного из университетских профессоров «PLY-Architecture».

Его там часто спрашивали: «А что ты тут (или «там» – если звонили из Ярославля), собственно, делаешь?» Дайнов отшучивался: «Пытаюсь понять, что есть архитектура…» Странный ответ от того, кто шесть лет проучился в университете, имел частную практику, созерцал свое творение на тысячерублевых купюрах при получении гонораров (если они платились в рублях), стажировался в одной из сильнейших архшкол Запада, ассистировал на кафедре архитектуры и т.д. Но, говорят, одно дело, когда ты знаешь, и совсем другое – когда ты знаешь еще раз . А для этого, возможно, и надо съездить за океан, вернуться, отбросить все, что ты знал, чему научился, что видел… и – на собственном опыте, своим внутренним усилием – понять еще раз , что есть архитектура…

Архитектор, по мнению Дайнова, проектирует, по большому счету, не фасады и прочие вещи (это все, конечно, появляется в процессе изготовления проектной продукции) – он в зависимости от назначения объекта, его функций и предполагаемого контекста, размышляя над этим, проектирует эмоции, режиссирует будущие переживания посетителей и обитателей создаваемого пространства…

 

Николай Кудряшов: Архитектура как эссе, а не как чтиво

Мне очень нравятся амбициозные архитекторы. Григорий Дайнов из таких…

Мне нравятся ясность и глубина его мышления. Он хороший аналитик. Делает умную архитектуру. При этом напряженную по метафизической глубине эффекта, силе эмоционального и эстетического воздействия… Но это «на выходе». А творческий метод насквозь интеллектуален. Можно было бы назвать минимализмом, если бы это слово не было так дискредитировано современной архитектурной практикой. В своем же изначальном значении «меньше средств, больше смысла», как говорил великий Мисс, оно достаточно точно характеризует отсекающий лишнее метод Дайнова.

(Закуривает – ремарка О. О. ) …Хорошее чувство формы и пропорции. Редкий дар ощущения ритма. Врожденный архитектурный слух… Его ждет неплохое будущее, если он не замкнется исключительно на локальном, региональном масштабе. Мне кажется, ему нужно стремиться к выходу и на национальный, и на международный уровни. Он сможет добиться признания.

Не помню ни одной его работы, которая бы мне не понравилась. Даже, когда он проигрывал, то, как он это делал, мне тоже нравилось.

Пока его архитектура несколько инвариантна. Существует в некоем эфире. Порою выглядит абстрактным наростом по отношению к контексту. Может быть, это и преимущество. Контекстуальность дается с опытом, но при этом утрачивается дерзость, свежесть решений… Корбюзье в молодости разрушал контекст. Только к 70-ти годам, став философом, прислушался к нему. Звучание контекста стало в его творчестве довлеющим…

У Дайнова нет проходных объектов. Он много работает. Спорит в первую очередь с самим собой. Не успокаивается на хорошем. Ищет лучшее. «Неудовлетворенность собой – вот что толкает человека на поиск» (цитирую Чехова). Григорию свойственна эта перманентная творческая работа. И он один из тех немногих, кто готов отстаивать свой собственный путь в архитектуре. Именно потому, что добился его ценой постоянной внутренней борьбы, отрицанием одних вариантов и генерацией новых…

Вариантное проектирование и приводит к феномену умной архитектуры. Его архитектура как философское эссе. Как умная книга, которую нельзя прочитать на тряском колене в метро или электричке. Это не чтиво. Это чтение. Это работа ума. И у ее визуализации должен быть собственный зритель, который любит умную литературу и пытается докопаться до сути…

 


ra design studio
nt-n.da.ru
e-почта o-rl@mail.ru
гостевая
  дальше:
Григорий Дайнов
следующая страница
    
галерея денег
центр исследования хаоса
ШтоРаМаг
  © Ольга Орлова Газета Га