Ольга Орлова home page
 


    Вариации на заданную тему

Всероссийский государственный институт кинематографии (Москва). Режиссер-педагог Р.М. Спиричев. Ярославский государственный театральный институт. Художественный руководитель курса, режиссер-педагог, заслуженный деятель искусств России А.С. Кузин.
Ночь - антракт между двумя спектаклями по пьесе Горького «Последние». Антракт - номинальный. Спектакли слишком разные. ВГИК и ЯГТИ представили вариации на тему Горького.


Горький как Толстой

Горький ВГИКовских студентов по стилистике близок Толстому Семейная зарисовка - отнюдь не трагедия распада родственных уз. Нечто между счастливым бытом Ростовых и тягомотиной развода Карениных. Иван Коломийцев (Роман Шахов) играет энергичного главу семейства, обаятельного светского льва, бойкого соблазнителя красавиц-просительниц. Его жена Софья (Светлана Матвеева), вроде бы изъеденная долгосрочной страстью к бывшему любовнику Якову (Андрей Вальц), вдруг и некстати подходит к нелюбимому мужу, обнимает его за плечи, целует...
Еще одна семейная пара Лещ-карьерист (Андрей Терехов) и Надежда-изменница и мотовка (Анна Генералова) тоже запросто существуют в ситуации адьюльтера.
Семья, представленная курсом ВГИКа, вполне может жить под одной крышей и дальше. На многое закрывая глаза. Многое по-христиански прощая.
Понятен при толстовской трактовке и финал спектакля. Пестрый, живой и подвижный на протяжении всего спектакля мир семейного быта сменяется графикой последней сцены. Герои застывают. Кто-то крестится, кто-то на это еще не способен. Перевернутая цитата из фильма А.Тарковского «Андрей Рублев»:
спектакль идет без музыкального сопровождения, а в конце звучит церковный хор. Проблематика спектакля странно, не по-горьковски, по-толстовски обращается в плоскость религиозного поиска.
Актеры стремятся к органике существования на сцене. Кажется, выйди кто-то из них не с той стороны кулисы, забудь горьковскую фразу, сыграй не тот этюд на пианино - и ничего не случится. В жизни возможно всякое. Но подобная манера игры может обернуться отсутствием акцентов, психологической непроработанностью ролей. Показала один раз актриса то, что Софья слепнет, а во второй раз показать забыла. Текст не подсказал необходимость.

Горький как Чехов

Горький курса студентов А. Кузина ЯГТИ сыгран как Чехов. В духе классика, подробно, тихо, лаконично. Работа над спектаклем началась со второго курса. Кропотливая, вдумчивая, серьезная.
Каждый жест - оправдан. Каждая деталь - символична. Зрителю представлен мастер-класс по русскому психологическому театру. Демонстрация умений молодых актеров давать психологически точную и емкую характеристику образа, играть в ансамбле (не только с однокурсниками-дебютантами, но и с педагогами-профессионалами), существовать в режиме крупного плана и безусловности малой сцены. В спектакле кузинцев присутствует то, что называют кантилленностью Чехова. Жизнь - многослойна, перетекает, переливается. Актеры создают каждый свое смысловое поле. Оно локализуется в пространстве дома. Обрастает вещицами. Обретает свою геометрию.
Лещ (Юрий Круглое) движется во всех направлениях дома. Траектория его пути прямая (целенаправленный поворот: прямой угол). То и дело распахивает створки шкафчика, достает сухарики, хрустит. Точно так же он выуживает деньги, а заодно и здоровье из домочадцев. Подобно ему движутся по дому жена Надежда (Юлия Марова/Екатерина Дементьева) и Александр. Их место - центр. Надежда - собственница. Ее предметы: шпильки, за которые она готова отлупить маленькую баловницу Веру, кольцо, за которое она дерется с Александром.
Любовь (Татьяна Мухина) ходит вдоль стен, жмется к ним. Ее вещь - шаль. Символ желания спрятаться, закрыться от мира.
Вера (Ирина Наумкина) движется по кругу. Вся - парение. Вся над бытом. Своей вещи не обрела. Да она ей и не к чему.
Петр (Сергей Шарифуллин/Сергей Виноградов) в центре появляется за весь спектакль редко. Осваивает углы. Скрытный. Доискивается правды. Пьет, вытаскивая рюмочки из буфета. В моменты отчаяния хватается за пистолет.
Смысловые поля героев взаимодействуют. Но пути их в замкнутом пространстве дома не пересекаются. Абсурд и трагизм совместного бытия доведены до предела. Многое вынесено в подтекст, прочитывается через детали. Чеховская безысходность. Что дальше? Неизвестно.

 
ra design studio
nt-n.da.ru
e-почта o-rl@mail.ru
гостевая
архитектура x.4
     ПТАХИ
пресс-служба
галерея денег
центр исследования хаоса
ШтоРаМаг
  © Ольга Орлова Газета Га



SUPERTOP