Ольга Орлова home page
 

 




    Звезды по-русски

Прорывами Арх Москвы этого года, самой крупной архитектурной выставки страны, стали два концепта – свет и тело.

Тема нынешней Арх Москвы – звездная архитектура. Известно, что российские архитекторы к звездности относятся скептически. Кураторы на словах с ними не согласны. «Необходимо, чтобы было на кого равняться», – заявили они и впервые ассимилировали западных звезд в Архкаталог выставки. Здесь наряду с ведущими российскими архитекторами были представлены такие светила мирового масштаба, как Норман Фостер, Заха Хадид и Доменик Перро. Однако архитекторы, коими являются сами кураторы, мыслят не словами, а образами. Логотип выставки выражал потаенные интенции Влада Савинкина и Владимира Кузьмина. Матерчатость матерых звезд – смысловое дно придуманного ими образа: на колышащейся ткани аляповатые звезды. Такие же – на рубашке, в которую был одет разгуливающий живой метафорой между экспонатами Арх Москвы Савинкин. Приевшиеся уже всем темы: мода в архитектуре, здание как одежда (поносил и выкинул), архитектор как псевдокутюрье, производящий сносимый через двадцать лет ширпотреб. Вряд ли Савинкин сначала придумал и нарисовал логотип выставки, а потом по его мотивам заказал себе рубашку. Скорее всего было наоборот: приобрел рубашку, будучи проездом в какой-нибудь веселой бразильской или африканской стране, вернулся в Москву и отсканировал. Москва-Боливия – давний мотив художественных размышлений как архитекторов, так и их критиков.

Западные звезды выступать под предложенной вывеской-логотипом оказались готовы, наши – нет, сопротивлялись, напрочь отказываясь по призыву кураторов равняться на Запад. Супротив наспех растиражированных проектов Захи Хадид и Нормана Фостера – доскональная графика в оригинале на стендах Сергея Скуратова и «Проекта Меганом». Вместо свалочного принципа у Эрика ван Эгераата – все выигравшие и проигравшие проекты – центрирующая экспозицию всей Арх Москвы продуманость названного лучшим ялтинского стенда-макета «Проекта Меганом» (впервые на Арх Москве «Лучшим архитектором года» назван не конкретный архитектор, а бюро). Взамен лишенного каких-либо пространственных аллюзий взаимного ксерокопирования работ, как это случилось с «Городом столиц» Эрика ван Эгераата и NBBJ , – старомодная и вместе с тем нетривиальная укорененность в genius loci в признанном лучшим проекте дома в Тессинском переулке Сергея Скуратова.

Звездная тематика нынешней Арх Москвы сформировала еще один редут оппозиции внутри отечественного блока, вытеснив в откровенные маргиналы фаворитов выставки прошлых лет. Юрий Аввакумов показал маленький макет дома Константина Мельникова с золотыми зонтиками, вероятно, призванными защитить наследие от дождя западных звезд на российскую землю. Евгений Асс представил телепроект «Заборы» – тоже весьма интравертный жест. Отснял простодушные, рукотворные, многоликие заборы в российском селении Расторгуево и без конца показывал их в темном загончике на выходе из Архкаталога. «Заборы – это то, что отличает нашу архитекутру от западной», – прокомментировал Асс. И наконец, бессменный лауреат Арх Москвы на протяжении последней пятилетки Александр Бродский и вовсе удалился в деревню под Калугой, выставив единственный свой арт-проект в рамках небольшой экспозиции фестиваля «Архстояние Никола-Ленивец». Разместил кушетку, как пьедестал, в кладбищенской ограде. Так сказать, классик при жизни. Можно и отдохнуть. Посмотреть на настоящие звезды.

Образ звезд, тянущий на то, чтобы стать программным для отечественного блока Арх Москвы этого года, родился по соседству от пристанища Бродского, также в рамках экспозиции фестиваля «Архстояние». Бюро «Проект Меганом» представило макет миниатюрного дома, все стены и двускатная крыша которого были покрыты дырочками. Дырочки не простые. Должны быть просверлены под разным углом и разного диаметра. Внутри лампочка – 500 ватт. Так создается эффект звездного неба. Звезды – любопытные. Это не звезды-отражатели, как западные, питающиеся, например, нашим авангардом. Мотив отражения стал центральным для третьего этажа славы, где разместились западные звезды и примкнувший к ним Михаил Хазанов. Также мотив отражения то и дело возникал в лекциях звездного состава Арх Москвы: то Том Мейн восхищался недосказанностью композиций Гинзбурга, Мельникова и Татлина, то Поль Андре рассказывал, как много он почерпнул из русского конструктивизма. И это были не звезды – пустые места, которые стоят дорого, как голый в прямом смысле слова стенд Филиппа Старка. И уж тем более не звезды, ставшие прозападным логотипом Арх Москвы этого года, – отсканированные с рубашки куратора. Это были звезды – проводники света.

Тема света – производная от темы звезд. Она была намечена в проектах западных авторов. Будь то светоносный кокон проекта реконструкции Мариинского театра в Санкт-Петербурге Доменика Перро. Или подсвеченный изнутри мастером по аккумуляции света в своих постройках Норманом Фостером макет башни «Россия» в Москва-Сити. Даже мрачноватая Заха Хадид свой дом на улице Живописной в Москве сделала белесым, как выразился в одной из своих статей Григорий Ревзин, обмылком. В российской же архитектуре концепт света наиболее полно был реализован в работах «Проекта Меганом». Это и стеклянные по всей наружной окружности стены домов в Ялте. Это и укомплектованный стеклянными кубами дом в Коробейниковом переулке – второй диплом в номинации «Лучший проект». Это и представленная на специально организованном Дне света Luxury village . Юрий Григорян рассказывал, как скривлял пространство и гасил его пафос. Соавтор по проекту Борис Князев – как заполнял пространство светом, с помощью немецкой технологии рассеивающих линз добиваясь эффекта «закат в горах». Григорий Ревзин определил сделанное как революцию в архитектуре, пусть и осуществленную в локальной области – работа со светом.

Другой прорыв Арх Москвы этого года – концепт тела. В пристрастии к нему были замечены все лауреаты первой, второй и третьей степеней. Новая звезда российской архитектуры Дмитрий Гейченко, получивший диплом третьей степени за экспозицию, придумал свой дом собственными руками – их, как в дзюдо, взаимным поклоном. Юрий Григорян показал генерацию ялтинских домов посредством шевеления пальцев под надетой на них сеткой из-под теннисных мячей – пластической рифмой будущей колоннады. Сергей Скуратов – пожалуй, самый известный в плане телесного дискурса современный российский архитектор – в дипломированном проекте дома в Тессинском переулке оказался на грани телесных и антителесных практик соответственно российских и западных коллег. Его дом – это, грубо говоря, некто поперечно исполосованный по фасадам линиями окон с эркерами-рубцами и с оторванным корпусом-головой. Он несет массу аллюзий на окружающую промышленную застройку прошлого века и, будучи воплощен в терракотовом кирпиче разных оттенков и фацетном стекле, впечатление, тем не менее, сможет производить сильное и позитивное.

Лучший архитектор прошлого года Михаил Хазанов проповедовал нашествие на Россию хай-тека и постановку этой техногенной машины на поток. Хотя и не отрицал гармоничного сосуществования различных рукотворных миров, как между собой, так и с миром природы. Наиболее техногенным на Арх Москве этого года оказался третий этаж. Здесь было много штырей и других антителесных колюще-режущих хай-тековских оттопыренностей, как, например, в башнях Фостера и Хазанова. Оппозиционной третьему этажу стала небольшая размещенная в разделе мебели экспозиция фестиваля «Архстояние Никола-Ленивец». Техногенную машину тут взяли в оцепление: Евгений Асс представил коврик с грузовиком в луже, поглощаемым со всех сторон бушующей тугой зеленью. Вот где настоящая потенция архитектуры. Здесь возможны, по крайней мере, две интерпретации: не то речь идет о победе все той же телесности-бионики, не то – что денег в Москве, как говорит Эгераат, слишком много, и мы сумеем-таки, наплевав на веяния западного мейнстрима, изобрести в архитектуре и в начале этого века нечто новое, русское. А главное – достойно все это отстроить. Не из «строительного мусора», как разрушающиеся сейчас здания авангарда, но и не из пластмассы там, где планировалась нержавеющая сталь, как это сплошь и рядом сейчас бывает из-за раскрытого для профанов Владимиром Паперным дикого метода финансового хозяйствования в строительстве: деньги изымаются в процессе, а не на этапе сдачи объекта. Потому, возможно, и архитекторы с таким явным удовольствием придумывали объекты для фестиваля «Арх-стояние», экспозиция которого на втором этаже Арх Москвы.

«Без бетона!» – и уж тем более без пластмассы призвали кураторы обойтись участников фестиваля, используя исключительно экологичные материалы. Так, Виталий Стадников прицелился в женское тело, нарисовал там, боди-артист, спираль-мишень и насадил по ней в поле из берез женский туалет «Просковья». Очень милая вещь получилась. А Галина Лихтерова сжалилась над нелегальными мертвецами и неподалеку от места, где разместил свою кушетку Бродский, вырезала в чаще крест, который просвечивается заходящим солнцем. Кураторы «Арх Москвы» Влад Савинкин и Владимир Кузьмин соорудили древесный акустический театр в форме уха, чтобы любоваться тишиной и чтобы тишина могла посозерцать любующихся. Экспозиция отличалась обилием остроумных размышлений на самые насущные, неотвратимые и бесполезные темы – утилизации отходов жизнедеятельности, смерти и созерцательности. Скрытый гений бюро «Проект Меганом» Юрий Кузнецов – алхимик макетов – водил экскурсию по экспозиции фестиваля. Остановил у бревенчатой Башни Татлина работы Ивана Чувилева, Вадима Ветрова, Григория Сорокина. «Человек может так замотаться, – говорил Юрий, – что и небо перестает видеть». И тут визуально-тактильный с возможными падениями опыт, например, вскарабкивания на такое рукотворное чудо природы может оказаться кстати.

В конце июля российские архитекторы в деревне Никола-Ленивец, что под Калугой, учились лени. Набирали, как некогда Александр Бродский, в легкие воздух и – отказывались от суеты, денежных коловращений, африканских гримас и бразильских плясок столицы. Учились видеть тишину и звезды. Проходил фестиваль «Архстояние». Его бы интенции да в большую архитектуру.

 

Статья опубликована в журнале «Проект классика», XIX – MMVI

 

ra design studio
nt-n.da.ru
e-почта o-rl@mail.ru
гостевая

  дальше:
 
следующая страница
галерея денег
центр исследования хаоса
ШтоРаМаг
      © Ольга Орлова Газета Га