Ольга Орлова home page
 

 




    Павел Андреев: «Хотелось сделать современное Замоскворечье»

 

О том, каким комплекс на Ордынке был задуман и как его построили, а также почему у центрального здания появилась оранжевая колоннада, рассказывает автор проекта Павел Андреев.

 

- Внутри квартала у вас – Европа. Снаружи ее скрывает провинциальный домик. Как вы пришли к такому решению?

Павел Андреев

Сначала здесь, если и возникала Европа, то средневековая. Комплекс начинали проектировать в 1992 году и делали все под стать наивности тех лет. Помню, рисовали какие-то большие арки, в которые должны были въезжать машины. Но тогда контракт не был подписан. Позднее к работе над этим участком привлекли Bovis International. Они предложили построить здесь бизнес-парк – несколько длинных коробок в немецком «безразличном» стиле. Заказчику не понравилось. И он снова обратился к нам. К тому времени мы с этим заказчиком построили уже два дома. Это был где-то 1998 год. Надо было срочно проектировать офис «Даймлер-Крайслера». Общей градостроительной концепции у нас тогда не было. А с тем, что предложили Bovis International – размножить «Даймлеров» – мы были не согласны. Придумали свое решение. Я перебирал недавно старые эскизы и меня как током ударило – настолько один из первых набросков был похож на то, что построили в итоге. Хотя вариантов было много и тогда, и после.

Офис «Даймлер-Крайслера» – результат нелегкого сотрудничества с Эрасмусом Миллером, основным проектантом с немецкой стороны, который согласовывал все решения в Штудгарте. Немцы предлагали поставить обувную коробку. Мы пытались привязать ее к московским пропорциям: разбили прямоугольник на три части, рассекли двумя стеклянными плоскостями. Трехчастность офис сохранил, а витражи заложили камнями. Это здание, построенное первым, стало своеобразным камертоном комплекса, определив в нем европейскую линию хай-тека – подлинного в данном случае и немного обрусевшего в процессе строительства остальных внутриквартальных корпусов. Следующим за офисом «Даймлер-Крайслера» был построен дом-буффер между исторической застройкой Ордынки и хайтеком внутри квартала – два красных корпуса с белокаменными углами, соединенных мостом. Сейчас, к сожалению, этот дом выкрашен в монотонный светлый цвет.

Потом соинветором строительства стала компания «Славнефть», и практически друг за другом были спроектированы и построены оставшиеся три здания. Два из них вместе с офисом «Даймлер-Крайслера» создают спокойную холодную зону отчуждения – это попытка «отойти» от расположенной по-соседству Марфо-Мариинской обители и в целом от исторического окружения. А в центре этой композиции мы позволили себе взрыв эмоций – здание с оранжевыми колоннами. Это возврат к диалогу с исторической застройкой, с которой можно говорить не только на языке масштабов, но и, например, цвета. Также как и этот дом раскрашены церкви на Полянке, которые видно с его крыши и из окон верхних этажей.

- Когда возникла идея перетолковать многоцветие московской исторической застройки в формах хай-тека?

П.А.

У меня градостроительное образование, и архитектура для меня всегда была вторична. Для меня важнее возрождение пространства улицы или создание новой площади, или ходов, которые найдет ценитель. Мне все это близко, я сам родился в «каменном мешке». У меня есть такие любимые дворы в Венеции, в Париже, вход туда найдешь не сразу. Организация городских пространств для меня интереснее того, в какой «костюм» я их одеваю. При этом не буду ханжой: мы все хотим одеваться модно и красиво, главное учитывать определенные правила. В данном случае – градостроительные. И тогда город с его историческими перспективами Полянки и Ордынки ничего не потеряет, как не теряет ничего итальянское палаццо, в гостиничном номере которого есть и современная мебель, и сантехника, и другие удобства, на которые вправе рассчитывать человек в XXI веке.

В работе над этим комплексом я также решал прежде всего градостроительные задачи. Надо рубить феодальную структуру Москвы с ее огромными кварталами. Если сравнить Москву, например, с Парижем, где квартал фактически равен дому, становится понятно, откуда все наши пробки. Площадь московской уличной сети в сопоставлении с площадью застройки и дворов ничтожно мала. И эту проблему надо решать за счет реконструкции не только промзон, но и центральной части города. Скокан в свое время на Остоженке, по крайней мере, пешеходные зоны делал, правда, и их потом застроили. Мы сделали улицу внутри этого квартала, а ее с двух сторон отгородили шлагбаумами. Но все может поменяться. Придут другие люди к власти, ликвидируют закрытые переулки за Белым домом, ФАБСИ, около архитектурного института. Тогда, может быть, и этот проезд откроется.

- Но через образованную внутри комплекса площадь поедут машины, не будет обидно?

П.А.

Не будет, я и стремился создать здесь именно такое сквозное современное Замоскворечье, которое, впрочем, не противоречит ни кривоватой планировке города, ни его исторической застройке.

- Однако площадь у вас получилась не совсем замоскворецкой – неторжественной, овальной, с узкими проездами. В Москве зачастую заходишь во двор, а он – шире улицы. Та самая феодальная структура: усадьбы большие, улочки маленькие. Здесь же пропорции – европейские.

П.А.

Многое было задано конкретными границами, пролеганием инженерных сетей. Между нашим и соседним участками стоял, как Берлинскаям стена, 5-метровый железобетонный забор. Нам в свое время пришлось сильно постараться, уговаривая его убрать. Форма площади получилась не совсем овальной, а немного сбитой по оси. Хаос уважаю только в рамках глубокой симметрии: если где-то убыло, где-то должно прибавиться. Но мелкая ошибка всегда только подчеркивает общую стройность решения.

Специально созданные по контрасту холодные пространства площади и атриума в центральном здании еще будут, на мой взгляд, набирать жизни, разогреваться изнутри. Главное – создать структуру, способную воспринимать усложнения.

 

Текст опубликован в журнале «Проект классика», XVIII – MMVI

ra design studio
nt-n.da.ru
e-почта o-rl@mail.ru
гостевая

  дальше:
 
следующая страница
галерея денег
центр исследования хаоса
ШтоРаМаг
      © Ольга Орлова Газета Га