Ольга Орлова home page
 

 




    Владимир Плоткин: Культ эстетики архитектурной формы

 

В мое кредо принципиально не входит сохранение исторической среды. По моему глубокому убеждению, контекстуальность ведет к деградации контекста, что неминуемо, если каждый последующий архитектор старается быть скромнее и пластически беднее своих предшественников. В мое кредо также не входит такой важный для современной архитектуры аспект как технологии. Для российских архитекторов в силу проблем, производных от нашей экономики, отсутствия устойчивых знаний и навыков работы с суперсовременными материалами и деталями, технологические новации, к сожалению, пока еще не стали частью художественной концепции. Для меня не являются домининирующими социальные и этические аспекты архитектуры. Не самоцель арт-жест или сценарий развития пространства. Для меня главное – пристрастие к форме. Культ эстетики архитектурной формы. Перфекционизм как результат непрерывных поисков в формообразовании.

Поиск начинается с формулирования сверхидеи. Это может быть новая функция, парадокс, остроумный и уместный литературный образ, суперконструкция. Сверхидея ведет проект, становится его доминирующим мотивом, определяет форму. Предпосылкой сверхидеи должна служить некая оказия, делающая ее уместной. Например, мы имеем дело с очень специальной градостроительной ситуацией или с невероятным заданием, а, может быть, случилось сверхинтересное озарение. Такое, конечно, бывает нечасто. И тогда на помощь приходят голое ремесло и методология. Они должны вытащить заурядную ситуацию, придать ей качество добротно с экономической, функциональной и эстетической точек зрения сработанного продукта. Например, для меня нарисованные без всяких сверхидей объемный моноблок или простейшая двучастная композиция могут послужить отличной основой для имплантации уже готовых наработанных форм-вставок. Это могут быть отпропорционированные фрагменты фасада, кровли, устойчивые элементы планов (лестнично-лифтовые блоки, входные узлы), готовые к адаптации под новые функции и формы. Главное – чтобы эти вставки были авторскими. Они могут имплантироваться спонтанно на основе интуиции или под действием функциональной логики проекта. Но результат получается увереннее, если есть придуманная под данный конкретный случай матрица, определяющая общую мерность всех составляющих проекта. Тогда вставки наряду с формой-матрицей начинают действовать в композиции на равных. И это создает динамическое напряжение, что для меня принципиально важно.

Любимое философское учение – дуализм, единство и раноправие двух начал, материи и духа. Что понимать в архитектуре под «материей» и «духом»? На мой взгляд, под материей можно понимать каркас, модульную сетку, скелет, а духом формы считать то, что их заполняет, несет определенный эмоциональный заряд. Для меня, таким образом, материя первична, но не самоценна. В основе решения зачастую оказывается сетка, непременно точно спропорционированная, лучше всего в золотом сечении, которое я очень люблю. Она определяет типологическую размеренность, модульность композиции. Сетка может быть двухмерной или трехмерной. Модуль – это одинарная, двойная или тройная высота этажа, шаг конструкций, габариты квартала или просто красивый сомасштабный с чем-то важным в данном месте размер. Иногда создаются несколько накладывающихся друг на друга сеток, отвечающих за разное функциональное наполнение. То есть используется популярный в 80-ые годы принцип суперпозиции Бернарда Чуми. Материализуется сетка как композиция витражей, окон, балконов, расшивка швов стеновых панелей. В урбанистике это улицы, пешеходные линии, визуальные связи. На фасадах – внешняя оболочка, отражающая внутреннюю тектонику здания. Но четкая пропорциональность сетки имеет смысл только тогда, когда сквозь нее прорывается что-то живое. Чаще всего это элементы изолированного пространства, каждый из которых уже может работать как готовый и эстетически осмысленный объект. Но интереснее абсолютно произвольное наполнение правильной матрицы разными красивыми штучками – эффект бывает часто неожиданным, иногда – замусоренным, и после этапа хаотизации приходиться опять наводить порядок, но не окончательный. Потому что хаотизация вносит всегда элемент эпатажа, а без этого нет искусства.

Текст подготовлен в рамках работы над сборником «Кредо», Ц:СА

 

ra design studio
nt-n.da.ru
e-почта o-rl@mail.ru
гостевая

  дальше:
 
следующая страница
галерея денег
центр исследования хаоса
ШтоРаМаг
      © Ольга Орлова Газета Га