Ольга Орлова home page
 

 




     Cтоличность как мера гуманности: Москва и столицы Западного мира

 

Одно из самых значимых событий, произошедших в Интернете в 2005 году, публикация международной поисковой системой «Google» спутниковых снимков планеты. На них, в отличие от простых планов городов, видны все погрешности планировки – это фотографии с высоким разрешением (видимость – до отдельного автомобиля) живых городов, а не их абстрактные схемы. Пользуясь системой maps.google.com, мы можем сравнить планировки мировых столиц.

Рассмотрим российскую столицу – Москву. Этот мегаполис имеет весьма необычную планировку. Радиальная структура улиц хорошо просматривается до Садового кольца, но улицы расходятся от центра кривыми извивающимися лучами. В центре Москвы нет ни одной прямой улицы. Великий архитектор Ле Корбюзье в 30-х годах XX века называл такие улицы «тропами ослов», то есть будучи однажды протоптаны, они оставались неизменными. Город со временем менялся, деревянные одноэтажные дома сменились кирпичными многоэтажками, а после и вовсе высотками, выстроенными из стали, бетона и стекла, но кривизна улиц оставалась прежней, даже при том, что они расширялись. В этой константной криволинейности магистралей столицы причина ее транспортных проблем – известных московских пробок. И это при том, что дороги можно назвать главной достопримечательностью Москвы. Ни в одной другой столице мира нет столь многочисленных и широких магистралей. Московские кварталы на снимке из космоса выглядят островками среди моря автодорог.

Однако автодороги – не единственные оккупанты территории российской столицы. Если Москва внутри Садового кольца еще сопоставима с другими столицами мира, то за его пределами начинается градостроительный нонсенс столичного пространства – огромная промзона с небольшими оазисами жилой застройки – спальными районами. Практически треть Москвы занимают железные дороги, склады и прочие системы обслуживания. Со спутника они выглядят как огромные вытоптанные территории, самая большая из которых примыкает к площади Трех вокзалов. Масштаб железнодорожного узла в этом месте сопоставим с территорией всего Кремля и Красной площади – кульминационных для градостроительного сценария столицы.

Основная пространственная идея Москвы состоит в центростремительности, что находит отражение в градостроительной структуре города. Город построен так, что москвичи и приехавшие в столицу призваны стремиться к ее центру ежедневно, в будни и в праздники, и всю свою жизнь, спасаясь от необъятных бесчеловечных промзон и спальных районов и следуя направлению московских дорог, которые все как одна ведут в центр. Там расположен Кремль, отгороженный от всего города величественной Кремлевской стеной – символом и оплотом российской государственности. Здесь центростремительное движение разбивается о неприступный айсберг власти, вызывая заторы и пробки.

Дальнейшее развитие радиальной градостроительной системы Москвы уже не решит транспортных и социоментальных проблем столицы. Единственное решение по этой градостроительной логике – создать огромную площадь с подземными паркингами вокруг Кремля, что отчасти сейчас происходит (снос гостиниц «Москва» и «Россия»). Но при сложившейся сверхвысокой стоимости земли в центре столицы, освободившиеся участки непременно будут застроены. Поэтому акцент должен быть сделан на децентрализации Москвы. Начало этому процессу в рассосредоточения деловой функции столицы положило начало строительства Москва-Сити, но осуществляется оно крайне медленно.

В европейских столицах вокруг правительственных зданий чаще всего формируются огромные упорядоченные градостроительные структуры, где наиболее четко проявляется регулярность планировки. Властная функция размещается не в одном локальном квартале, а распределяется на больших городских площадях. Чаще всего создается одна или несколько осей, на которых «крепятся» правительственные комплексы, парки, активные градостроительные элементы. Так, например, в Париже на одной оси расположены Лувр, площадь Звезды, Триумфальная арка и деловой центр Дефанс, являющийся второй высотной доминантой города после Эйфелевой башни. Сама Эйфелева башня обозначает пересечение второстепенной оси Елисейских полей с рекой Сеной. Таким образом, создается необходимая в крупных городах децентрализация, при которой возможна меньшая ширина улиц по сравнению с улицами строго централизованного города, и как следствие уменьшение автомобильных пробок и увеличение «человечности» городского пространства.

В Берлине градостроительная децентрализация осуществляется иначе. Есть, конечно, центральная ось, закрепленная Бранденбургскими воротами, но главная пространственная доминанта города – центральный парк. По сути, вокруг него расположен весь город. Рейхстаг, канцелярии Парламента и резиденция федерального президента находятся между парком и Шпреем, с другой стороны к парку примыкают бизнес центр на Потсдамер плац. Практически всегда, когда необходимо попасть из одной точки Берлина в другую, необходимо пересечь парк. Вероятно поэтому, несмотря на то, что население Берлина на миллион человек превышает население Парижа, кажется, что немецкая столица как минимум в два раза меньше французской: автомобильные пробки полностью отсутствуют, ширина тротуаров почти всегда равна ширине проезжей части, кроме того, треть ширины дорог отведена только для велосипедистов. Кстати, реконструированный в 90-х годах Рейхстаг сделан таким образом, что простые горожане в любое время могут подняться на смотровую площадку на Куполе Рейхстага и оказаться буквально над головами заседающих в Парламенте избранных ими представителей власти. Это, по словам автора проекта реконструкции Рейхстага Нормана Фостера, символизирует немецкую демократию.

Аналогично парижской и берлинской организованы градостроительные структуры Вашингтона, Токио, Лондона, Рима и многих других мировых столиц. Везде упорядоченная структура центра города постепенно переходит в более свободную – к окраинам. Также могут быть представлены сквозные градостроительные оси, которые могут частично собирать транспортные потоки, но никогда не пересекаются все в одном месте, тем более, если в этом месте расположено препятствие для движения. Никакая другая столица мира не имеет центростремительной и столь неравномерной в плане распределения социальных благ и статусных бонусов градокомпозиции. Даже административное деление на Москву и Московскую область беспрецедентно для мировой практики. Так обнаруживает себя ситуация «государства внутри государства» - Россия и Москва, Москва и Московская область, Москва снаружи и внутри Садового кольца. Дискретность и нерациональный характер градостроительной структуры, в которой отражение национальных архетипов мощного государства довлеет над элементарным удобством конкретных граждан, отличает Москву от других столиц мира.

 

ra design studio
nt-n.da.ru
e-почта o-rl@mail.ru
гостевая

  дальше:
 
следующая страница
галерея денег
центр исследования хаоса
ШтоРаМаг
      © Ольга Орлова, Семён Расторгуев Газета Га